16:48 

Пираты Карибского кризиса. Глава 1.

Cartmanez
Глава 1.

… Знаете ли вы Южный Парк? Нет, вы не знаете Южного Парка! Всмотритесь в него. Горные вершины глядят с середины неба, необъятный небесный свод раздался, раздвинулся еще необъятнее. Земля вся в бело-зелёном свете, и чудный воздух и туманно–удушлив, и полон смога, и движет от бедняцкого гетто океан благоуханий… Недвижно, вдохновенно стоят коровы, полные молока, недевственные шлюхи похотливо протянули свои руки к клиентам, и словно с неба сыплется величественный шорох прибоя, плеск волн под аккомпанемент немолчных криков птиц… и не только птиц.
– Земля! Земля! Пацаны, я вижу землю!!!
– Баттерс, идиот! Мы ещё не отплыли!

– Серьёзно?
– И вообще, Баттерс, я тебе что сказал?
– «Не приставай к Кайлу, зоофил».
– После этого!
– «Иди драить гальюн».
– Так иди! А остальным я приказываю: отдать концы! Я сказал, блин, отдать концы!!! Кайл, это тебя в первую очередь касается!
– Почему это меня?
– Потому что я жду – не дождусь, когда ты концы отдашь!
– Картман, не зуди!
– Кстати, Эрик, а ты взял что-нибудь от комаров?
– Конечно, Баттерс. От комаров я взял самое лучшее: смелость, упорство, выносливость…
– Лучше проверь, мы ничего не забыли?
– Всё на месте: сушёные сухари, заграничный компас модели «Ivan Susanin», обезжиренное сало, Баттерс, обезвоженная вода, маска, ласты…
– Отлично, Кайл – тебе будет что склеить!
– Жиртрест, твою мать!..

Морской поход не заладился с самого начала. Вернее, не заладился он за несколько миллионов лет до начала – когда причуды геологических процессов не создали в горах Колорадо ни одного моря. Поэтому за неимением другого водоёма поход пришлось устроить в пруду Старка. Правда, Баттерс предлагал использовать для этих целей денверский аквапарк – но против этого резко выступил Кайл, ненавидящий мочу, его поддержал Картман, ненавидящий нацменьшинства, Кенни тоже что-то сказал, но никто не понял, что именно – и потому его на всякий случай сочли воздержавшимся. Также против выступили охранники аквапарка, не желающие пропустить в аквапарк плот, выстроенный Картманом и Кенни, разобравшие ради этого картмановский домик на дереве. Плот был настоящим шедевром инженерной мысли и остался непонят чуждыми искусству современниками – хотя искусствоведы сразу бы определили в его конструкции сочетание гениальности Малевича, безумия Пикассо и размах таланта Зураба Церетели.
Сейчас плот покоился на водах пруда Старка, готовясь к отплытию, и лишь слегка покачиваясь под тяжёлыми шагами Эрика Кармана, как раз заканчивающего свою речь:

– Итак, вперёд, навстречу бурям, акулам и прочим опасностям! Это будет нелёгкий поход. Кайл вряд ли останется в живых…
– Достал, жирдяй!
– А что это ты, Кайл, вечно мной недоволен? Разве я не похож на капитана? На капитана Сильвера из «Дети робинзона Кука»?
– Нам не нужен человек, похожий на капитана. Нам нужен капитан, похожий на человека.
– Я вам покажу человека! Быстро докладывайте: ветер есть?
– Только у тебя в голове, Картман. А так – нету.
– Значит, всё-таки есть! Поднять паруса!
– Но Эрик, у нас же нет парусов! У нас – дизельный двигатель!
– Значит, поднять дизельный двигатель!
– Земля! Земля!
– Баттерс, заткнись и сунь герань обратно в горшок!
– Картман! Давай позовём в экипаж ещё кого-нибудь! Ведь нас так мало!
– Зато мы круты! Мы с Баттерсом и Кенни работаем за двоих!

Это было чистейшей правдой. Кенни сосредоточенно копался в моторе, ничего не замечая вокруг. Никто пока не догадывался, что трудовое рвение было вызвано возможностью как следует подышать парами дизтоплива. Баттерс драил гальюн (работы был непочатый край – вчера Картман ел на ужин фахитос) и осматривал окрестности. Кайл проводил инвентаризацию корабельного имущества – и благодаря его стараниям куча вещей, сваленных посреди палубы, становилась всё меньше, зато плот получал всё больший крен на левый борт (где и располагалась каюта Кайла).
Но Картман на всё это внимания не обращал. Он неторопливо покачивался в кресле-каталке, посасывал спрайт из бутылки и с наслаждением жмурился каждый раз, когда Кайл исчезал в своей «каюте». Для её строительства Картман не пожалел десятка выброшенных печей разных цветов и форм, кучи газовых баллонов и несколько метров колючей проволоки, образующей над входом аббревиатуру KZ (KZ = Konzentrationslager – нем. концлагерь) над входом. Впрочем, на все вопросы Эрик невинным голосом отвечал, что он лишь имел ввиду Kyle’s Zone – зона Кайла.

– Земля! Там, со стороны земли, к нам кто-то идёт!
– А, блин, только их нам не хватало для полного счастья!
– Так теперь у нас полное счастье? Что-то я не чувствую пока…
– Баттерс, ты его ощутишь, как только закончишь сортир драить. Пацаны, чё приперлись?

Неожиданные визитёры замялись. Стэн, шмыгая носом, хмуро смотрел на Кайла. Вэнди, тихонько всхлипывая, хмуро смотрела на Стэна. Токен, вытирая красные глаза, хмуро смотрел на Вэнди. А Клайд хмуро смотрел на плот и готов был разрыдаться.

– Я спросил, блин, какого вы сюда припёрлись!!!
– Мы разгадали твой гнусный план, Картман! Без нас ты не уйдёшь!
– Мы знаем – это не просто поход! Ты готовишься к 2012-му году!
– Ты узнал, что весь мир утонет, и решил спастись на этом утлом ковчеге!
– А потом дать начало новому человеческому роду и заселить землю!
– Земля! Земля!
– Баттерс, положи глобус на место!

Кайл покосился на Стэна. Стэн взглянул на Вэнди. Вэнди переадресовала взгляд Токену. Токен нахмурился на Клайда. Клайд грозно уставился на Баттерса. Баттерс честно посмотрел на Кайла. Кайл бросил на Стэна вопросительный взгляд. Стэн бросил на Вэнди утвердительный взгляд. Токен и Кайл применили уточняющий и сомневающийся взгляды, но Клайд их встретил утвердительным взглядом. Тогда Баттерс...

– Стоп! У меня уже голова кружится от ваших взглядов! Кстати, а почему на меня никто не смотрит?
– Потому что ты жи…
– Ну, что же ты замолчал? Договаривай, Клайд. Что ты думаешь про капитана?
– Ты жизнерадостный, ты живописный… Ну подскажите же мне, пацаны! Ты жи… жи…
– Что «жи»?
– Житие мое…
– Что «житие твое», пёс смердящий?
– Ты жидкий! Ты жилистый! Ты жираф! Пацаны, а правда я много слов знаю на «жи-»?
– Баттерс, ты не «жи». В смысле – не жилец. Сейчас я живо встану и твоя жизнь…
– Живота прошу, великий капитан!
– Ладно, живи, я не живодёр. Да что ж это какое?! Это «жи-» прилипло и не отпускает! Боюсь, теперь я просто вынужден…
– Я понял, куда ты клонишь! Не произноси этого, Картман!
– Хорошо-о-о…
– А ну заткнулись все! Не время петь песни про жирную жидовскую мамашу Кайла!
– Вэнди, как ты могла?!
– Извини, Кайл. Но сейчас нет времени – а песенку мы, так и быть, послушаем в другой раз.
– А-а-а!

Картман, заложив руки за спину, важно прошёлся перед строем новобранцев, и внезапно нахмурился. Его енотовидное чутьё начало подавать сигналы. Что-то было не так. Совсем не так. Картман научился доверять своему чутью – оно его никогда не подводило. Ну, почти никогда, за исключением пары десятков случаев за последний месяц. Но кто-то из новобранцев явно представлял для него угрозу. Но кто? Чёрт возьми, кто? Картман не знал ответа на этот вопрос.

– А теперь отвечайте, духи, как на духу: зачем вы хотите присоединиться ко мне?
– Мы же уже говорили, идиот!
– Из-за 2012-го года!
– Я не хочу умирать!
– Ты не хочешь умирать, Клайд? Ну ты и слабак. Мне не нужны такие в команде. Мне нужны сильные духом бойцы! «Которые, озверев, отчаянно обороняются даже тогда, когда приказано наступать. Так не бойтесь ничего. Ведь жизнь – это война, а война – это и есть жизнь»

Картман удовлетворённо улыбнулся. Он очень удачно процитировал мемуары одного немецкого вояки, а именно Ги Саер. «Последний солдат Третьего Рейха. Дневник рядового вермахта». А никто ничего и не заметил…

– Картман, я не поняла одну вещь. Кто бы мне объяснил, от кого это, озверев, обороняются бойцы, когда им приказано наступать? От своего командования?
– А я не понял насчёт смерти. Мне что, надо хотеть умереть?
– Конечно, Кайл. Об этом чётко сказано в великом самурайском кодексе «Хагакурэ», или же «сокрытое в листве». Вот послушай: «В ситуации «или-или» без колебаний выбирай смерть Кайла. Это нетрудно. Необходимо ежедневно созерцать неизбежность смерти Кайла. Каждый день, когда тело и ум пребывают в покое, нужно представлять себе, как Кайла пронзают стрелами, убивают выстрелом из ружья, протыкают копьем или разрубают мечом. Каждый день нужно воображать себе, как Кайл погибает в горящем здании, как Кайла уносят огромные волны, поражает молния или присыпает обломками каменных стен во время землетрясения. Каждый день нужно представлять падение Кайла с высокой скалы, смерть от СПИДа или самоубийство после утери мешочка с золотом. Каждый день без исключения нужно считать Кайла уже мертвым. В этом суть Пути Антисемита. Следовать же Пути надлежит решительно и бесстрастно».
– Так вот почему в Японии нет евреев! Да, узкоглазые знали толк!
– Не смей так говорить!
– Баттерс, Кайл прав. Не смей называть японцев узкоглазыми – называй их каким-нибудь научным термином. Например, взятым из астрономии – «жёлтые карлики»…
– Но я не…
– Кайл, давай ты поборешься за права японцев чуть позже? У нас времени мало.
– Вэнди права – скоро время ужина. Перейдём ближе к делу. Ну что ж, отвечайте капитану: так чего вы хотите, конкретно?
– Мы хотим приключений и плавать с вами на корабле!
– И что вы тут собираетесь делать? Отвечайте по очереди!
– Грабить! – уверенно отчеканил Токен!
– Убивать! – поддержал его Клайд.
– Насиловать! – мечтательно улыбнулась Вэнди.
– И ругаться матом, – скромно молвил Стэн.
– Ничего себе, блин! Ладно, проведём собеседование по очереди. Итак, Токен, тебе слово.
– Устроюсь к вам в команду, на любую должность.
– Хорошо, Токен, – предвкушающее ухмыльнулся Картман. – Вот только свободная должность осталась только одна, и это…
– Рабство не предлагать!
– Фу, какой ты скучный! Ладно, фиг с тобой – пойдёшь чернорабочим.
– А-а-а!
– А ты, Клайд, почему здесь?
– Меня прислали к вам из отряда морских котиков, а там идиотов не держат!
– Это я вижу. Ладно, иди записывайся у Кайла. Фамилию написать сможешь?
– Попробую…
– Картман, быть тебе капитаном команды лузеров.
– Ага! Стэн, так ты тоже хочешь записаться в команду? Ладно, ты принят. Располагайся в каюте Кайла – там есть местечко…
– Стэн, я не отпущу тебя одного!!!
– Почему ж это «одного»? Он теперь с Кайлом, всё в порядке…
– А-а-а! Не позволю! Ну-ка, пропустите! Я плыву с вами!
– Ну уж нет! Не пущу! Я здесь капитан и я говорю «НЕТ!»
– Но почему?
– Бабы на корабле до добра не доведут! Будь у него девчонка на корабле, Миклухо-Маклай никогда бы не открыл Америку!
– Он и так её не открыл, жиртрест!
– Значит, у него на корабле была девчонка! Видишь – всё сходится! Баба с возу – потехе час!
– Это глупое суеверие, жирдяй!
– Не называй меня жирным, еврей! Женщина на корабле – к несчастью! Это – факт!
– Это стереотип! Готов поспорить, что это ерунда!
– Спорим, Кайл! На 10 баксов! Спорим?
– Спорим!
– Отлично. А теперь – отчаливаем! Кайл, запускай мотор! Баттерс, убирай трап!
– Чей труп? А, я понял! Когда Вэнди тебя убьёт, мне придётся убрать твой труп. Я не уверен, что справлюсь – ты такой тяжёлый… Кстати, а где мне его спрятать?
– Баттерс, ты такой приземлённый…
– Земля! Земля! Ну конечно же! Я закопаю тебя в земле!
– Баттерс! Знаешь, чем ты отличаешься от стопкрана?
– И чем же?
– Практически ничем.
– А при чём тут стопкран?
– Тебе это необязательно понимать. Если бы ты понимал все шутки над собой – то давно бы уже умер со смеху.

Быстрый разбег, длинный прыжок и красивое приземление Вэнди заставило плот заходить ходуном, затрещать и опасно накрениться. Ребята попадали на палубу – все, кроме Картмана, который так и не покинул своего кресла. Следом накатила волна, избавив Баттерса от необходимости закончить уборку гальюна. Но расслабляться было рано – Вэнди направлялась прямо к Эрику, и намерения её были самыми недружелюбными.
Свист кулаков над головой заставил Картмана насторожиться. Что-то – то ли интуиция, то ли внутренний голос, то ли Вэнди громким шёпотом – подсказывало ему, что сейчас его будут бить. И возможно, даже ногами.
И тут Картман доказал, что он недаром возглавлял команду супергероев. Он мужественно расправил плечи, храбро вскочил на ноги, отважно развернулся и решительно бросился наутёк.
Но кулак Вэнди Тестабургер оказался быстрее – и Картман рухнул наземь, держась за левую щёку. Но дух его – дух Картмана, достойного наследника своих картмановских предков – оказался непоколебим. Эрик молча поднялся, повернулся правой щекой к Вэнди и одними губами прошептал:
– Бей.
– Ой! – Вэнди смутилась и покраснела. – Ты подставляешь правую щёку, после того как тебя ударили по левой… Это так по-христиански! Я и не знала, что в тебе горит пламя столь неистовой Веры!
– Да бей же!
– Нет… Как я могу ударить того, в ком столько кротости и смирения? Это грех, хуже греха… Простишь ли ты меня?
– Ударь меня, тупая ты дура!!!
– Не буду! Бог не простит меня!
– Я могу тебя ударить. Я всё равно не верю во всю эту байду с подставлением другой щеки.

Кайл размахнулся и влепил Картману смачный хук по подставленной щеке. Картман осторожно подвигал челюстью и улыбнулся:

– Ну и дурак, что не веришь. Ведь подставлять другую щёку нужно для того, чтобы челюсть на место встала.
– Картман, ты… ты…
– Я, я, йа-йа! Кстати, Кайл, гони мне 10 баксов.
– Это за что же?
– За проигранный спор. Обрати внимание: стоило женщине оказаться на нашем корабле, как сразу случилось несчастье – я получил по физиономии. Это всё из-за неё! Шерше ля фам, как говорят испанцы!
– Да какое ж это несчастье? Это счастье, самое настоящее. Во всяком случае, я чувствую себя счастливым.
– Земля! Земля! Земля удаляется! Пацаны, мы что – плывём?
– Что происходит?! Я не командовал отчалить! Баттерс, доложить обстановку.
– Видишь ли, Эрик, тут такое дело…
– Короче, тюфяк! Докладывай чётко, как в армии!
– Сэр, докладывает рядовой Тюфяк, сэр! Мы отчалили из-за толчка, сэр!
– Ой! Я прыгнула и тем самым придала плоту импульс, достаточный для отчаливания!
– Кайл… Гони 10 баксов!
– Не буду! Это счастье, что мы наконец-то отчалили!
– Теперь бы причалить…
– Баттерс, заводи мотор, Баттерс! Баттерс, срочно, Баттерс!
– Сэр, докладывает Баттерс, сэр, топливо на нуле, сэр!
– Кенни, где топливо, Кенни? Кенни, я к тебе обращаюсь!
– А крутой здесь СисьКолизей…
– Вынюхал, он его вынюхал, сэр!
– Что? И кто ты после этого?
– Бонд, Джеймс Бонд!
– Клайд, ты чего?
– Я думал, мы в скороговорках соревнуемся…
– Ой, пацаны, а плот движется всё быстрее! Нас уносит всё дальше от берега в неведомом направлении!
– Что говорит компас?
– Компас молчит, сэр! Он вообще говорить не умеет!
– Баттерс, придурок! Куда стрелка показывает, повторяю, куда показывает стрелка?
– На Кайла, сэр!
– Это знак свыше! Давайте выбросим Кайла в воду!
– Жирдяй, убери лапы! Ты совсем уже ориентацию потерял?
– Да, мы потеряли ориентацию! Теперь мы не знаем, где Север! О боже, что делать?
– Север там, где мох на деревьях! Что бы вы делали без моих знаний посреди озера?
– Что будем делать?
– Укреплять боевой дух! Делай, как я! Будь со мной, пой со мной, поговори со мной!

– Над седой равниной моря
Ветер тучи собирает.
Между тучами и морем
Гордо реет Эрик Картман…
– Жирной молнии подобный!
Глупый Картман робко прячет
Тело жирное в сортире!
Только Стэн и Кайл Брофловски…
– «Стэн Брофловски» – это наглость!
Стэн и Вэнди Тестабургер!!!
– Добрый Кайл и злая Вэнди
Стэна за руки схватили
И не могут поделить!
– Только Баттерс грустно стонет –
Ведь придуркам недоступно
Стать предметом женской страсти…
И мужской, пожалуй, тоже.
– В этом стоне – жажда денег!
Неудачи в личной жизни
И уверенность в банкротстве
Слышит Токен в этом стоне.
Только Картман из сортира
Ржёт сильнее и сильнее!
– Но сейчас он зарыдает!
– Он смеётся – и рыдает!
Он над тупостью смеётся,
Он от хохота рыдает!


Картман действительно улыбался, слегка подпрыгивая на кожаной подушке своего кресла, ибо любил воображать себя на быстроходном катере. И какой же школьник не любит катера? Его ли душе, стремящейся закружиться, загуляться, сказать: "да пошли вы все!" – его ли душе не любить их? Их ли не любить, когда в них отражается статус и деньги? Кажись, неведомая сила подхватила тебя на крыло к себе, и сам летишь, и все летит: летят волны, летят в воду незакреплённые предметы, катается по палубе Баттерс, летит с обеих сторон лес с темными строями елей и сосен, летит всё озеро невесть куда в пропадающую даль, и что-то страшное заключено в сём быстром мельканье, где не успевает означиться пропадающий предмет, – только небо над головою, да тяжёлые тучи, да проливающийся из них дождь одни кажутся недвижны. Эх, плот! Рыба-плот, кто тебя выдумал? знать, у бойкого пацана ты мог только родиться, в той голове, что не любит шутить, а мечтами своими разметнулась на полсвета, да и ступай считать баксы, пока не зарябит тебе в очи.
Не так ли и ты, Эрик Картман, что бойкая необгонимая рыба несешься? Водяной пылью дымится под тобою гладь озера, плещут волны, всё отстает и остается позади. Остановился поражённый зритель: не молния ли это, сброшенная с неба? что значит это наводящее ужас движение? и что за неведомая сила заключена в этом толстом подростке? Заслышав тебя с вершины трибуны, люди дружно и разом за тобой двинулись и, почти не задумываясь, превратились в послушные твои инструменты – и мчатся все вдохновенные, словно богом!..
Картман, куда ж ведёшь их ты? И куда сам направляешься?
Дай ответ! Не даёт ответа…

– Ой, впереди водоворот!
– Не ссать, пацаны! Команда была «не ссать!»
– И нас несёт прямо на него со скоростью 88 миль в час!
– Отставить «не ссать!»
– Картман, я давно хотела тебя спросить, но не решалась…
– Да! И притом – безумно!
– Я не о том! Почему ты носишь именно красную куртку? Может, ты по убеждениям коммунист, как я?
– Убеждения тут ни при чём! А красная оно для того, чтобы когда меня ранят, моя команда не увидела моей крови и не потеряла боевого духа!
– Так вот почему у тебя коричневые штаны, жиртрест!
– Пацаны, что же делать?
– Вымой палубу, Баттерс!
– А что с ней?
– Да так… Накатил девятый вал – я корабль заблевал. Только осторожнее – не свались за борт!
– Если я утону, меня родители накажут!
– Мне страшно!
– Главное – не смотрите вниз!
– Земля!..
– Баттерс, я кому сказал не смотреть вниз?!
– Водоворот нас проглотит!
– Накормите его свинцом! Приступить к отстрелу агрессивного водоворота!
– Вот это приход! Клёво!
– Кенни, завязывай уже с расширителями сознания! Ты куда стреляешь?
– По летающим розовым бегемотам!
– Не сдаваться! Водоворот уже выглядит замученным и потерянным! Скоро он выдохнется! Вот уже волны вверх поднимает, типа сдаётся…
– Мы пропали!
– У нас ещё есть шанс! Кайл, быстро делай то, что ты умеешь лучше всего!
– Но у нас нет баскетбольного мяча!
– Да не это, Стэн! А кроме того, евреи не могут играть в баскетбол!
– Ты предлагаешь ему заняться этим у всех на виду?
– Да не этим, Баттерс! Не суди о других по себе!
– Продам компас, недорого!
– Да не этим, торгаш! Тормози, Кайл! Тормози, как ты умеешь! Тор-мо-зи!!! Но сначала – гони 10 баксов!

Удар. Треск дерева. Темнота.

– Интересно, что мне приснится? – успел подумать Картман.

Продолжение следует...

@темы: юмор

Комментарии
2010-10-30 в 17:50 

васисуалий лоханкин в поисках варвары
Ой,смеялась практически безостановочно :hash2:
подсказывало ему, что сейчас его будут бить. И возможно, даже ногами.
Уии,выискивать цитаты из любимых книг весело.)

2010-10-30 в 19:44 

Обернись. Ты здесь не один.
Юмор! Настоящий, не недоюмор! Я в восхищении!
Спасибо! :hlop:

2010-10-30 в 20:28 

тебя что-то возвращает к жизни, а потом оно же тебя и убьет
приятно встретить знакомые шутки xDD смеялась всю дорогу. буду ожидать продолжения))

2010-11-06 в 05:21 

Line Ive
Эй, пацаны, как называются еврейские сиськи? Евросиськи! xD © Eric Cartman.
Фанфик ооочень смешной. Смеялась на всю комнату) Я в восхищении!
Мне очень нравятся твои произведения. Буду ждать продолжения. Спасибо большое :rolleyes:

     

south_fics

главная