Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
18:31 

Пираты Карибского кризиса. Глава 3.

Cartmanez
Глава 3.

Был обычный серый питерский вечер, с небольшим, правда, уточнением – дело было в Южном Парке, а вовсе не в Питере. Туман спускался на горный городок, умытый осенними ливнями, в тёмных оврагах нежно шуршала вода. Пахло свежестью, лесом, медом и размятым в руках листом дуба. Россыпь огней, величественная и прекрасная, бросала отблеск на высокие горные вершины. Загадочный, сказочный, волшебный, чарующий и в то же время кровавый, страшный и жуткий Южный Парк! Сколько легенд, сколько мифов, сколько бесконечных историй, загадок и тайн пряталось под крышами домиков горного городка? Сколько прекрасных, диковинных, опасных и безумных людей бродило по узким горным улочкам? Кто знает?
Одна из таких компаний как раз и приближалась к центру городка. Представьте себе наводящего ужас своей непредсказуемостью молодого панка с бритым черепом (кроме макушки), обдолбанного чёрного репера при всём параде (кроме бас-гитары), здоровенного нациста, ненавидящего всё живое (кроме кошек), группу гопников, злых на весь свет (кроме себя) и влюблённую парочку, готовую на всё (кроме секса). Представили? Так вот, все они мигом бы бросились наутёк, едва увидев Картмана и его друзей.
Большинством голосов (против был только Баттерс) было принято решение искать ужин и ночлег именно в городе – все хорошо понимали, что закусочных и гостиниц в лесу нет. Кроме того, любой ночной шушере детишки, расположившиеся на ночлег на природе, достались бы легче, чем Зверев Моисееву.

– Эрик, а куда мы идём?
– За мной!
– Это не ответ, Картман!
– Конечно, не ответ. Это приказ! За мной! Как говорила небезызвестная Жанна, «все, кто любит меня – за мной!»
– То есть её любовники всегда были сзади неё? Шалунья…
– Но мы не можем идти куда глаза глядят!
– Большинство людей ходит именно так. Впрочем, можешь закрыть глаза, если тебе от этого легче станет.
– Но нам нужен хоть какой-то план!
– Не волнуйся – там, куда мы идём, план будет такой, что ты забудешь обо всём на свете!
– Так куда мы идём?
– За мной!
– Эрик, ну а всё-таки – что нам делать?
– Ну сам подумай, Баттерс. У нас ни денег, ни паспортов. Что можно делать в такой ситуации?
– Чувствовать себя молдаванами в Москве?
– Вижу, твои родители были на серьёзном банкете месяцев за 9 до твоего рождения… И выпивку там точно не экономили.
– А, я кажется понял! Мы идём искать родителей!
– Баттерс, в тебе спит гений. Да, мы идём искать мою маму.
– А где твоя мама?
– Это же элементарно! Там, где ваши отцы. Где ж ещё…
– А, так мы идём в мужские бани! Мой папа именно там.
– А мой папа наверняка чизит у себя в подвале, – это, конечно, был Кайл.
– А мой – косяки забивает по подворотням.
– А мой – грабит богатеньких белых в тёмный переулках.
– А моего папу как раз грабят негры в тёмных переулках!
– А мой всего лишь бухает.
– Да он лузер! Вот поэтому-то, Кенни, твоя семья адски бедная!
– И что нам это даёт? Где конкретно их искать? В тёмных переулках мужской бани в подвале Кайла? – разозлилась Вэнди.
– Э, в моём подвале нет мужской бани с тёмными переулками! Там вообще переулков нет, да это и не баня… большей частью…
– Ладно, можешь не продолжать. Мы уже всё поняли.
– Я хотел сказать – это просто традиция такая! Каждый год, 31-го декабря, мой папа с мужиками идёт в подвал и устраивает там баню. Но это не то, что вы подумали – они там моются! Я сам слышал, как папа хвастался, что всё удалось отмыть!!!
– А мой папа в мужских банях крестиком вышивает! Я сам слышал, как папа хвастался, что он полчаса занимался рукоделием…
– Баттерс, давай мы про папашку твоего героического в другой раз послушаем. Так где искать родителей?
– Это элементарно. Сама подумай: где могут собираться педики, наркоманы, грабители и алкаши?
– В Нью-Джерси?
– Да, там тоже. Но я имел в виду наш город.
– А, знаю! В школьных коридорах! Там их полно!
– Ну ты загнул!
– Это уж слишком!
– Баттерс, наши предки всего-навсего балуются наркотой и занимаются грабежами. Они белые невинные овечки по сравнению с обитателями этого злачного места!
– Так куда мы идём? Скажи уже, ради бога!
– Бога не рожу, а мы почти пришли. Давайте вперёд, как можно незаметнее.

Чтобы не привлекать к себе ненужного внимания, ребята пересекли людную Центральную площадь ползком и подобрались вплотную к двери с яркой неоновой вывеской «Бар Южного Парка». Баттерс добрался первым (сказывался опыт – после наказаний он мог только ползать, а наказывали его родители часто), забарабанил в дверь и замер в ожидании. Секунд через десять он дёрнул за неприметную верёвочку справа от двери – где-то в баре запел колокольчик. Прошла почти минута, прежде чем он увидел кнопку звонка, аккуратно нажал пару раз – за дверью пропела какая-то навязчивая до неузнаваемости мелодия. Баттерс, тяжело вздохнув, принялся ждать. Ещё через пару минут он в ярости пнул по косяку ногой – в баре резко и противно сработала милицейская сирена. За спиной послышалось нетерпеливое сопение. Баттерс даже не успел оглянуться – к двери подошёл Клайд и принялся за дело. Но ни стук, ни толчки, ни удары ногами, ни даже открывающие заклинания (от слабенького «сим-сим, отдайся!» до мощнейшего «откройте, перепись!») не произвели никакого эффекта. Если, конечно, не считать эффектом глухой звук, как будто кто-то швырнул бутылку с пивом во входную дверь.

– Это кто-то швырнул бутылку с пивом во входную дверь, – сообразил Клайд.
– А-а-а! Дверь не открывается! Мы пропали! О боже, что делать?!
– На себя тяни, придурок, – посоветовала Вэнди.

Через пару минут пацаны сообразили, что нужно делать, рьяно взялись за работу – и дверь моментально открылась. В открытую дверь вереницей просочились ребята, Клайд через некоторое время тоже прошмыгнул внутрь, после чего мимо Баттерса прополз ругающийся Карман, немного отставший от одноклассников. Баттерс растерянно помялся на пороге ещё пару-тройку минут и тоже вошёл, аккуратно притворив за собой дверь.

– Фу, накурено-то как!
– Да, вот это перегар!
– И шприцы хрустят под ногами…
– Мы на верном пути, пацаны. Наши предки точно здесь.

Но дальнейший путь мрачно преградила мрачная фигура, на лице которой ясно виднелось мрачное выражение.

– Кто там? – мрачно поинтересовалась фигура.
– Свои! – радостно пискнул Баттерс.
– Свои по подвалам сидят, по подворотням или на худой конец по мужским баням. А сюда одни чужие ходят. Вам сколько лет – 18 уже исполнилось?
– Не совсем, – Картман оттеснил плечом Баттерса и взял беседу в свои цепкие руки. – А что, детишки до 18-ти сюда не приходят?
– Ещё как приходят, – мрачно усмехнулась фигура. – Некоторые потом даже уходят.
– Ну тогда мы пошли. Ты, кстати, тоже пошёл. Да пошёл ты! Уйди с дороги!
– Одну минуту! Я обязан спросить: оружие, водка, наркотики?
– Не надо, у нас с собой есть, – небрежно отмахнулся Картман.
– Вы идёте в бар бухать, и берёте водку с собой? Are you Russians?
– No, we are gangsters.

Фигура помрачнела и попятилась. Картман прикусил язык, но было поздно – за свои слова следовало отвечать, и вживаться в выбранный образ.

– Всем стоять, трамвай – прижаться вправо! – рявкнул Эрик. – Выворачивай карманы, живо!
– Чёрные приходят – грабют, белые приходят – грабют… Что же бедному охраннику делать?
– Радоваться, что к тебе голубые не приходят.
– Так, что это у тебя? Давай сюда. А, Тульский Токарев, он же ТТ… Всего один? Больше нет?
– Извини, очень быстро разбирают…
– Что, часто грабят?
– Это уже пятнадцатый раз! За неделю! Я уже подумываю жену брать с собой на дежурства!
– Неужели она такая страшная, что способна отпугнуть грабителей?
– Наоборот! Когда придут грабители, жена останется и будет их отвлекать, а я спрячусь.
– Толковый план.
– Ой, кто-то в дверь стучит!
– Баттерс, посмотри, кто там?
– Там мужики какие-то! Грязные! Фу!
– Похоже, это опять к вам. – Картман сочувственно похлопал охранника по плечу. – Держитесь как-нибудь. И помните: всё, что нас не убивает – делает нас сильнее.
– То есть Кайла геморрой сделал сильнее? – удивился Баттерс. – А Стэна сделала сильнее его болезненная тяга к накопительству?
– Ну да. А вот ты, Баттерс, знаешь, почему ты такой слабак?
– Эхо войны?
– Нет! Потому что твои родители своей тупостью просто убивают!
– Логично.
– Ага! А тебя, Картман, ожирение сделало особенно сильным!
– Так, вот давайте не будем переходить на личности. Кайл, что это за манера? Как тебе не стыдно?
– Но… ведь… я…
– Ладно, на первый раз прощаю. Но в твоём досье появится отметка, смыть которую будет очень непросто…
– Зачем тебе досье?!!!
– Ну а как же – когда наши вернутся, мы будем судить всю вашу контру недобитую справедливым революционным судом. Ты, Кайл, на условный приговор к расстрелу уже заработал…
Наши? И много их?
– Пока двое: я и Баттерс. Но Баттерс об этом ещё не знает!
– Ой, мама…
– Впрочем, ты, Баттерс, можешь уйти…
– Тогда я, пожалуй, пойду.
– Но помни – у нас длинные руки!
– Тогда я, пожалуй, останусь.
– Не бойся, Баттерс – я дам тебе парабеллум. Сможешь застрелиться, если что.
– Картман, ты выглядишь и говоришь как настоящий Лев…
– Спасибо, Вэнди!
– Как Лев Давидович Троцкий.
– О! Товарищи, а ледоруба ни у кого случайно нет?
– Упс… Дома забыл.
– Провезло тебе, Картман.
– Пронесло… – с облегчением вздохнул Эрик.
– Фу-у-у! Да, мы уже чувствуем!
– Ладно, все за мной! Песню запевай:

Кайл десять баксов зажал, как лох,
И не желает вернуть мне долг,
И от Колорадо до южных морей
Картман сегодня всех голодней!

Так пусть же Картман
Ударит Кайла
Своей мозолистой рукой,
С отрядом флотским
Товарищ Троцкий
Всех поведёт вас за едой!


Вломившиеся было вслед за предводителем четвероклассники уткнулись точнёхонько в спину Картмана, застывшего на пороге с изумлённо распахнутым ртом – внутри кабака было жутко накурено, от музыки закладывало уши, пьяный народ шастал между столиками и пытался переорать друг друга и музыкантов. Эрик нерешительно подошёл к стойке бара и привстал на цыпочки. Чтобы хоть как-то обратить на себя внимание (его макушка еле-еле торчала из-за стойки), он пробасил куда-то вверх:
– Я вас категорически приветствую!
Краснолицый и жизнерадостный трактирщик перегнулся через край, вгляделся и хмыкнул:
– Симметрично! Что будем заказывать: поесть, попить, баню с девками? Баксы у вас есть? Или евро? Рубли не берём.
– Твою ж мать! У меня как раз остались только рубли. Может, вам нужны работники? Смотрите, какие – молодые, здоровые, кровь с молоком! – Картман потрепал Баттерса по щеке. – А главное – непьющие!
– О! Непьющие – как раз то, что мне необходимо! – обрадовался бармен. – Неподалёку есть склад виски, но я не могу сам туда сходить. В складе обосновалась банда Кривого Джона. Принесите мне ящик виски, и я дам вам очень полезный артефакт.
– Чего?
– Да шучу я! Вы что, в компьютерные игрушки никогда не играли, ламеры?
– Ты кого это за ламера пингуешь, масдай недопатченный?! – обиделся Картман. – Да я электронным мылом начал пользоваться раньше, чем обычным! Да я учился читать по виндовским хэлпам! И когда вы в своих университетах наслаждались чтением романов, у меня не хватало денег даже на новый порнографический диск!
– А я как-то раз на ebay.com пытался продать старый велосипед, и купить новый – чтобы жене понравиться. А вышло всё наоборот, – ударился в воспоминания бармен.
– Наоборот – это, простите, как? Вы продали новый велосипед и купили старый? – удивился Баттерс.
– Нет, это я понравился. Но не жене. Потому что многие воспринимают название этого сайта как призыв, – бармен почесал поясницу там, где она теряет своё благородное название.
– Да, велосипедами торговать – это вам не линукс компилировать, – глубокомысленно изрёк Картман. – Да и хороший сайт так сроду не назовут.
– Вижу, вы продвинутые юзеры, – уважительно произнёс бармен.
– Какие мы тебе юзеры, чайник? Бери выше!
– Так вы эти… хакера?
– Ещё выше!
– Выше только Билл Гейтс!
– Мы модераторы, понял? Сейчас переведём все твои меню в режим рид-онли! А всех клиентов в баню отправим! Да кто ты такой вообще?
– Юра, бармен…
– Ага, приложение Win32.yura-barmen.loh… Сейчас вызову менеджер и тебе кирдык!
– Картман, ты это… перепутал. Мы не в виртуальности сейчас. – Стэн попытался остановить друга.

Это был явный намёк. Несколько месяцев назад Картман прочитал пару книг Лукьяненко и протащился от них как от белого, вообразив себя крутым дайвером; что добавило много неприятностей ему и много веселья окружающим – и наоборот. Началось всё с того, что Эрик попытался продемонстрировать коронный дайверский трюк – с разгону пройти сквозь стену. Вот только забыл он, что стена была не нарисованная, а бетонная… Картману повезло – он сразу отрубился, а вот пацанам пришлось тащить его на себе в поликлинику. Хотя сначала их угораздило сесть в такси, где Картман очнулся и… Дайверские привычки – страшная вещь. Водитель гнался за Картманом не меньше пяти километров. Это было незабываемое зрелище: бьющие все спринтерские рекорды четвероклассники, волокущие за собой растрёпанного толстяка и следом – разъярённый водитель с монтировкой. Картман орал: Глубина, глубина, я не твой! так, что на десять кварталов в округе люди испуганно оборачивались…
Закончилось всё тем, что Картман притащил в класс коробку огромных зелёных пауков и выпустил их прямо посреди урока. После чего заявил, что это знаменитый антивирус «Доктор Вэб», призванный найти и уничтожить вирус Win7-40.kyle.jew, мешающий жить всему классу. Но пауки сначала набросились на самого Картмана, собираясь его лечить от вируса Win40kg.v9let.Ozhirenie. После чего обратили внимания на Кенни, диагностировав у него вирус русского производства Win911.Koshey-Bessmertnyj. А под конец накинулись всей толпой на Гаррисона, схватили его и поволокли к мусорной корзине, заявляя, что у него неизлечимый вирус Win666.Pedik и его необходимо удалить. Но на полпути пауки вдруг замерли и выбросили в воздух табличку: «Миссис Гаррисон совершила недопустимую операцию по смене пола и будет закрыта». После чего надпись сменилась на сакраментальное «Недостаточно памяти для проверки памяти», и пауки с громким хлопком исчезли.
Но их предсказание сбылось в точности – Гаррисона в тот же вечер закрыли в тюряге на 15 суток за нанесение побоев ученику. А Картман, как только вышел из больницы, тут же отволок все книги про дайверов на помойку.

– Ладно, ребятишки, давайте миром разойдёмся. Вы меня не видели, я вас не слышал, вы меня не нюхали, я вас не пробовал, вы обо мне не думали, я вас не трогал…
– А как насчёт пожрать? А то мы можем и наоборот сказать…
– Ладно, сейчас организую, – вздохнул бармен. – Эх, говорила мне мама: «доведут тебя кабаки и бабы до цугундера…»
– Я вообще-то пацан!
– Да ну? Извини, не заметил, – равнодушно пробормотал бармен и вдруг заорал: – Эй, Блэки! Проводите молодых людей за VIP-столик. Да поторапливайтесь, вам ещё пол мыть!
– Блин, а это не предки Токена?
– Точно, это же предки Токена!
– Шика-а-а-рно… Так! Мне – хрустящие крылышки, сырные подушечки, финтифлюшки с мясом, большую пиццу и бутылку диетической колы – я на диете. А моим друзьям – 3 корочки хлеба.
– Картман!!!
– Ладно, ладно! Гулять, так гулять – 4 корочки хлеба!
– Картман, знаешь, чем ты похож на Боно?
– Тоже кормлю всяких неудачников, которые ещё и недовольны?
– Нет, ты тоже жирный кусок дерьма.
– А вот Баттерс так не считает. Правда, Баттерс?
– Конечно! Боно – он же вовсе не жирный, он просто обычный кусок дерьма!
– Спасибо, Баттерс. Я знал, что на тебя можно положиться.
– Не надо на меня ложиться!
– Токен, как же так? Я думала, твои предки богатые, а они – вот какие… Как же так вышло?
– Да, расскажи нам, с самого начала!
– Началось всё с того, что в молодости мой папа хотел девочку, – признался Токен. – А мама хотела мальчика. Так они и познакомились.
– Да не про это! Не про мальчиков и девочек, а про добро и зло, в смысле про богатство и бедность! Как они разбогатели? Рассказывай!
– Только помедленнее – я записываю.
– Ну, мои родители много, упорно и добросовестно трудились на непрестижной работе в баре. – И благодаря их честной, аккуратной и умелой работе…
– Ух ты, прямо американская мечта!
– И благодаря их честной, аккуратной и умелой работе… они так и оставались в нищете. Но потом умер их дядюшка в Нью-Джерси и оставил им 10 лимонов баксов. Вот такая история.
– Ваш заказ, уважаемые господа и прелестная дама…
– Отлично! Ням-ням-ням! Чвяк-чвяк-чвяк! Хрю-хрю-хрю…
– Фу, Картман, ты жрёшь как свинья!
– Нет, Кенни! Это моя пицца! Брысь! Плохой Кенни! Плохой!!!
– Эх, всё как в старые добрые времена – словно мы и не проваливались во времени…
– Но как? – Стэн стукнул кулаком по столу. – Как это могло произойти? Кто нас мог перенести в прошлое?
– Может, инопланетяне? – предположил Баттерс.
– Инопланетян не существует, – назидательно изрёк Токен.
– Да ну?
– Я их ни разу не видел.
– А может быть, ты видел геморрой? Или ты видел рай, где нет чёрных и каждому дают 10 штук зеленью? Или пещеру, куда евреи складывают украденное золото? Или СПИД, или застёжку для чулок, или мозг Баттерса, или радикулит, или анальный зонд, или баламбуку, или хевичачу, или гуттермуттер? Видел? Не видел! А между тем – всё это существует.

Токен был совсем обескуражен: ораторское искусство Эрика Картмана лишило его остатков самоуверенности. Но Вэнди в его речи кое-что не понравилось.

– Насчет гуттермуттер это ты загнул. И насчет застёжки для чулок тоже. Муттер, это я знаю. И на сандалиях бывают застежки, это я тоже знаю. Но вот гуттермуттер – и застёжка для чулок?!
Эрик Картман пристально посмотрел на девушку:
– Значит, ты тоже утверждаешь, что инопланетян не существует?
– Ни в коем случае, – запротестовала Вэнди. – Только вот гуттермуттер и застёж…
Стэн заорал как ужаленный:
– Да замолчите вы когда-нибудь со своими гуттермуттерами или нет?! Мы попали невесть куда, а вы друг перед другом выставляетесь! Умишком щеголяете!
– Ну, у кого он есть, почему бы и не пощеголять, – вставила Вэнди и многозначительно посмотрела на Картмана. Картман улыбнулся и однозначно кивнул в направлении Баттерса.
– Эрик, а ты веришь в летающие тарелки? – Баттерс воспринял кивок как разрешение задать вопрос.
– Конечно, Баттерс. Я их лично видел, и не раз.
– Серьёзно? Где?
– У Стэна в гостях, когда они всей семьёй ужинали. Там и летающие тарелки были, и летающие кастрюли со сковородками… А однажды я видел даже летающий утюг – от которого папа Стэна едва увернулся!
– Да, папа у Стэна какой-то слабохарактерный…
– Да ладно тебе, Баттерс, не наговаривай на него.
– Но ты рассказывал, что когда ты играл в полицию и пнул его полицейской дубинкой между ног, он не зарядил тебе в табло!
– Ну подумаешь, повалялся немного мужик по земле и попросил избить его кнутом. Нельзя ж из-за такой мелочи считать его слабохарактерным! Ну разве что немного…
– А что бы ты сделал на его месте? Если бы в тебя утюгом швырнули? – обиженно спросил Стэн.
– О! Я бы сказал: «Женщина! А ну быстро принесла мне поесть!»
– Сейчас принесу, сэр! – кивнула будущая мама Токена, приняв это на свой счёт. – Ой! Вы такой шалун!
– Картман! Ты ущипнул мою маму… то есть мою будущую маму за задницу!
– Фу, Токен! Я не щипал её по заднице – как ты мог такое обо мне подумать? А я к тебе относился как к другу… Я верил в тебя! Я думал, ты хороший, а ты – вот он какой…
– Извини, я не…
– Я всего лишь шлёпнул её по попке – а это, согласись, совсем другое дело!
– Но как ты мог?
– Клиент всегда прав, – довольно констатировал Картман.– Кстати, я не просто так заговорил о папе Стэна.
– Конечно, не просто так! Ты о нём заговорил, чтобы лишний раз до меня докопаться!
– Вы просто не смотрели фильмов про попаданцев, и даже Конюшевкого с Буркатовским не читали. А я читал и знаю, что первым делом надо обращаться к учёным. Наука может дать ответ, как нас сюда занесло! – с триумфом закончил Картман.
Но Вэнди покачала головой:
– Наука тут бессильна. С точки зрения современной физики – мы никак не могли попасть в прошлое! Это невозможно!
– Да ладно тебе! Невозможно – это погасить внешний долг США. На этом фоне всё остальное невозможным уже не кажется…
– Да вы хоть знаете, какой фундаментальный закон следует из однородности времени?
– Знаю. Закон об авторском и смежном праве. В нём постоянно продлевают время собственности на предметы искусства, только чтобы Микки-Маус не перестал быть собственностью Диснея…
– Фу! Я не про эту дурацкую мышь с ушами!
– А по-моему, клёвый мышонок, я его люблю! Слёзы на замок, чувства в темноте... Маленький мышонок для детей…
– Мышонок?
– Чувства?
– Баттерс, я тебе уже говорил, что ты зоофил? Будешь приставать к моей кошке – убью!
– Из однородности времени следует закон сохранения энергии! Об этом в любом учебнике физики написано!
– Допустим, не в любом. Я листал учебник Эрика – так там одни картинки про человека-паука и ещё Бэтмена!
– Картман, так ты купил комиксы вместо учебника?!
– Конечно. Они же интереснее! И картинок больше, что тоже немаловажно…
– Ну, у Кенни в учебнике картинок ещё больше, – возразил Баттерс. – А текста вообще нет, равно как и одежды на бабах…
– Серьёзно? Кенни, дай позырить!
– Э, я первый!
– Вас тут не стояло!
– В очередь, сук-кины дети! В очередь!
– Стэн! Как ты можешь? Как вы вообще можете? – возмутилась Вэнди.
– Если тебе неинтересно – не мешай.
– Что значит «если»? Я вам говорю про серьёзные вещи! А у вас одни бабы на уме!
– Почему ж «одни»? Гораздо интереснее, когда они не одни, а с партнёрами!
– Или с партнёршами, – вставил Кенни.
– Или когда партнёры без баб, – смущённо ковырнул пол носком ботинка Баттерс. – У моего папочки все журналы именно такие…
– У-э-э-э…
– Официант, тазик!
– Баттерс, скотина!
– Так обломать, а!

Через полчаса, когда стол удалось отмыть, Картман продолжил наполнять только что опустошённый желудок, а Вэнди продолжила свою речь:

– Ведь если мы попали в прошлое, то это значит, что мы нарушили закон сохранения энергии!
– Мы нарушили закон? Мы преступники! О боже, что делать?!
– Баттерс, как я уже говорил, в тебе спит гений. И с каждым днём – всё крепче.
– И к чему может привести нарушение этого закона?
– Например, к созданию вечного двигателя!
– Подумаешь, делов-то. Я вечный двигатель изобрёл в 8 лет и даже построил действующую модель!
– Не мог ты её построить!..
– Ещё как мог! Модель была несложной – десяток негров, крутящих колесо в моём подвале.
– Этот двигатель нарушает закон сохранения…
– Он нарушал целую дюжину законов – например, негры ленились, сквернословили и баловались коксом прямо на рабочем месте! И что?
– Картман!!! Балбес! Этот двигатель не будет вечным! Негров нужно кормить!
– Да ну нафиг. Их и так американское правительство кормит, а я не при делах.
– А ещё негры рано или поздно умрут от старости!
– Не, они умрут именно рано и от передозировки. Но поскольку всегда можно набрать новых – моё колесо будет вращаться вечно!
– И оно крутится до сих пор?
– Нет! Увы, нет. Однажды мама зашла в подвал и увидела эту картину.
– И она заставила тебя отпустить их?
– Нет, она заставила меня отвести негров к ней в спальню. Сказала, что ей они нужнее. Ну да ладно – я что-нибудь придумаю. Кстати, Баттерс – как вернёмся, приходи ко мне, поиграем в подвале.
– Картман, ты садист и ты нацист! – не выдержал Кайл. – Почему ты так ненавидишь чёрных?
– Можно подумать, ты их любишь!
– В отличие от тебя, жирный, я не расист! Мне цвет кожи вообще неважен! Я среди белых себя чувствую белым, а среди чёрных – чёрным!!!
– А среди голубых?
– Картман, ну уймись же ты! Нам надо держаться вместе и думать, как вернуться в своё время! А ты нас постоянно ссоришь! Неужели тебе безразлично, вернёмся мы или нет???
– Ага, – Картман сыто откинулся на спинку стула. – Мне это пофиг.
– Что?
– Да мне всё пофиг. И Баттерс пофиг, и Стэн, и Кайл, и спасение мира, и плот, и возвращение в наше время… мне это что? Правильно, мне это пофиг. Личная жизнь, учёба, друзья – мне это всё абсолютно ПОФИГ!
– Что, и жареная курица из KFC пофиг?
– У вас что, есть курица?! Давайте!
– Ты же сказал, что тебе пофиг!
– А мне пофиг, что я сказал.
– Довольно! – взвился Кайл. – Ну всё, Картман, ты достал окончательно! И теперь я все силы приложу, чтобы ты исчез из этого мира! Идёмте, пацаны! У меня есть план!
– Стэн, ты куда? Мы должны не Картмана мочить, а выбираться из этого времени! – воззвала Вэнди к своему парню.
– Не, я лучше Картмана замочу.
– Стэн, как ты можешь? Неужели ты меня бросишь одну? То есть не одну, а ещё хуже – с Картманом?
– Ага, именно. Как он исчезнет, дашь нам знать.
– Толковый план, Стэн! – похвалил друга Кайл.
– Постарайся понять, – обратился к девушке Стэн. – Картман – это же просто конец света!
– Я не Света! Я – Вэнди!!!
– Знаешь, Св… то есть Вэнди, – начал Стэн. – Мы с тобой…
– Мы были бы с тобой отличной парой… – продолжила Вэнди.
– Если бы не ты! – закончили они хором и удивлённо уставились друг на друга.

Немая сцена заполнилась картмановскими аплодисментами.


Продолжение следует...

@темы: юмор

Комментарии
2010-11-16 в 21:57 

васисуалий лоханкин в поисках варвары
Кайл десять баксов зажал, как лох,
И не желает вернуть мне долг,
И от Колорадо до южных морей
Картман сегодня всех голодней!

Так пусть же Картман
Ударит Кайла
Своей мозолистой рукой,
С отрядом флотским
Товарищ Троцкий
Всех поведёт вас за едой!

Шикаарно,особенно это :laugh:

   

south_fics

главная