20:52 

Картман: начало (часть 1.3)

Cartmanez


Дом Картманов.
Эрик входит, усталый, измученный и какой-то опустошённый – совсем не похожий на бодрого толстячка, которым он казался ранее.

Лиэн Картман (встречая его у дверей с подносом): Привет, поросёночек! Я тебе испекла твои любимые печенюшки.
Эрик: Спасибо, мама. (Надкусывает печенюшку и опускает её на поднос) Нет времени есть. Где мои коньки?
Лиэн Картман: Зачем они тебе?
Эрик: Я иду на пруд Старка – прямо сейчас.
Лиэн Картман: Зачем?
Эрик: До завтра мне кровь из носу нужно научиться кататься на коньках.
Лиэн Картман: Ох, поросёночек… Я иду с тобой! Буду учить тебя.
Эрик: Спасибо, мама. Ты лучшая мама на свете.

Пруд Старка.
Ребята катаются на коньках. Лучше всех ездит Вэнди – вполне профессионально исполняя технические элементы программы фигурного катания. Счастливый Баттерс всё время падает, но не прекращает хохотать. На берегу сидит мрачный Крэйг, нетерпеливо кого-то поджидающий, и Кенни, у которого нет коньков. К ним подходят Картман и Твик с большими рюкзаками и коньками через плечо. Картман необычайно бледен и собран, на боку у него висит акустическая гитара.

Эрик: Привет, пацаны!
Стэн: А я думал, что он уже не придёт.
Кайл: Я тоже думал, что он решил избежать позора.
Крэйг: А я не понял – чего это вы вдвоём ходите, а?
Твик: А-а! Он меня прикончит! Такой стресс, такой стресс!
Эрик: Потому что я зашёл к Твику и купил кофе на всех.
Все: Ура!
Кайл: Толковый план, жирдяй! Ты будешь сидеть на берегу, разливать кофе – и никто не увидит, что ты не умеешь кататься на коньках!
Эрик: Да я катаюсь лучше тебя, жидяра. (быстрыми движениями зашнуровывая коньки) Потому что евреи вообще неспособны хорошо кататься на коньках – у них нет чувства равновесия.
Кайл: Ах ты жирная задница! (со всей возможной скоростью катится к Картману) Это стереотип!
Эрик: Это кто стоит на месте? – То евреи к нам бегут.

Картман спокойно дожидается, пока Кайл не окажется в паре метров, после чего с неожиданной для его комплекции скоростью смещается в сторону. Кайл не успевает повернуть или затормозить и вылетает на берег, врезаясь в что-то обсуждающих Твика и Крэйга.

Твик: А-а! Такой стресс!
Крэйг: Кайл, ты ушиб Твика! Я тебя прикончу!
Твик: Он прикончит Кайла! Такой стресс!

Кайл вскакивает и бросается в погоню за Картманом. Тот легко ускользает от разъярённого Кайла, успевая при этом время от времени исполнять одиночные сальто.

Эрик: О-хо-хо! Нас не догонят!
Вэнди: Эрик, где ты так научился ездить на коньках?
Эрик: Меня научила моя мама.
Вэнди: Когда? Что-то я не видела вас катающимися.
Эрик: Прошлой ночью.
Вэнди: За одну ночь ты так здорово научился? У меня нет слов.
Стэн: Эй, жирный, а двойное сальто можешь?
Эрик: Попробую. Расступитесь!

Ребята расступаются, Картман разгоняется, взвивается в воздух, делает два оборота, но хорошо приземлится не успевает и припадает на колено.

Эрик: Эх, не вышло. Надо будет ещё потренироваться.
Вэнди: Эрик, смотри, как надо.

Вэнди размашисто разгоняется и легко крутит тройное сальто, филигранно приземляясь. Эрик застывает, приоткрыв рот. Кайл этим пользуется, наконец догнав Картмана и вцепившись в его куртку.

Кайл: Попался, жиртрест!
Эрик: Кайл, неужели ты хочешь со мной драться прямо сейчас и тем самым испортить ребятам весь выходной?
Кайл: Я хочу доказать, что евреи хорошо катаются на коньках!
Эрик: Отличная идея. (громко) Эй, ребята! Тут мой друг Кайл предложил устроить соревнования по конькобежному спорту!
Все: Ух ты!
Эрик: Правила просты: мы все выстраиваемся вдоль берега и по сигналу мчимся к противоположному берегу. Кто первый прибежит, тот и выиграл. Кенни, у тебя нет коньков, поэтому ты будешь судьёй – пойдёшь на тот берег и отметишь, кто первым до него добежит.

Кенни молча кивает и торопится на тот берег.

Эрик: А сигнал для старта нам подаст… Твик!
Твик: А-а-а! Я не выдержу!
Эрик: Вот именно так сигнал и будет звучать. Только кричи погромче. Ну что, строимся! Не слишком тесно – нужно так, чтобы руками вы не доставали до соседей. Ну что, все готовы? Кенни, ты тоже готов? Тви-и-ик…
Твик: А-а-а!!!

Все стартуют. Картман сразу вырывается вперёд, но Вэнди не отстаёт и у самого финиша его обходит.

Кенни: Первая – Вэнди! Второй – Картман! Третий – Стэн! А последний – Кайл!
Баттерс: Ура! Я не последний!!!
Кайл: Это нечестно! У меня шнурок развязался!
Крэйг: Ага-ага, конечно.
Токен: Так мы тебе и поверили.
Твик: А-а! Шнурок – это стресс!
Эрик (в притворном отчаянии): О нет! Победа уже была у меня в кармане, но её отняли у меня! Меня обогнала девчонка! Всё, я больше не крут!!!

Вэнди растерянно смотрит на него, Картман украдкой ей улыбается и подмигивает. Вэнди расцветает.

Эрик (совсем другим тоном): Однако проигрывать надо достойно – и поэтому давайте поприветствуем победительницу! Круг почёта! Стэн, Клайд, Токен – давайте!

Вчетвером ребята поднимают Вэнди на руках и медленно объезжают с нею круг по пруду.

Вэнди (спустившись наземь): Эрик, а скажи, пожалуйста…
Эрик: Я не поддавался, Вэнди. Я же обещал.
Вэнди: Спасибо. Ты такой милый и такой хороший…
Эрик: Сейчас должен появиться Баттерс. Ой! Ну вот, что я говорил!
Баттерс: Извини, Эрик, что я в тебя врезался! Ура! Я не последний!!! Я так счастлив! (уезжает, заливисто смеясь).
Вэнди: С тобой интересно соревноваться…
Эрик: Так чего же мы ждём? Можем продолжить!
Вэнди: Ещё раз посоревнуемся в скорости?
Эрик: Нет, конечно. Повторять трюки дважды – в этом нет стиля. Да и Кайл расстроится. Одно поражение ещё можно объяснить случайностью, но два – это уже закономерность.
Вэнди: С каких пор тебя волнуют переживания Кайла? Я думала, он твой враг.
Эрик: Нет, Вэнди. Он мой друг. Мы с ним ругаемся и боремся, потому что это весело – но в случае серьёзной опасности я за него порву кого угодно.
Вэнди: Эрик, в тебе каждый день открываются всё новые и новые глубины… Я даже не знаю, что мне думать о тебе и что чувствовать…
Эрик (держа её за руку): Не сейчас. На нас все смотрят. Нам нужно будет серьёзно поговорить – чуть позже и наедине.
Вэнди: Как скажешь, милый…
Эрик: А сейчас продолжим борьбу! (громко) Пацаны, я вот что придумал – давайте сыграем в хокбол!
Стэн: Э, а что это?
Эрик: Это как хоккей с мячом, только без клюшек. Ногами. Будет весело!
Все: Давайте!
Эрик: Разобьёмся на две команды…
Кайл: Ага, сейчас ты выберешь себе самых лучших игроков!
Эрик: Выбирай ты первым, Кайл!
Кайл: О! Значит, так: за нас играют: Я, Стэн, Кенни, Клайд, Токен и Вэнди!
Эрик: Значит, за меня играют: Я, Крэйг, Твик, Баттерс, Кевин и Биби. Остальные будут болельщиками.
Биби (игриво): Эрик, так мило с твоей стороны, что ты меня взял в команду…
Вэнди (сквозь зубы): Вот шлюха!
Эрик (с важным видом бывалого тренера): Твик, ты станешь на ворота.
Твик: А-а! Ворота – это стресс!
Эрик: Вот, молодец. При приближении противника – именно так и кричи на него. Далее, Крэйг – ты в защите. У тебя одна задача – не подпускать никого к воро… к Твику. Справишься?

Крэйг подбирается и напрягает мышцы, лицо становится жёстким, глаза прищуриваются.

Крэйг (голосом опытного ветерана): Будет сделано, кэп! Они не пройдут! No pasaran!
Эрик: Vive la Resistance! Баттерс, на тебе – полузащита.
Баттерс: А что я должен делать?
Эрик: Просто катайся по всему полю и путайся у противников под ногами – т.е. веди себя как обычно. Старайся также почаще врезаться в противников и пореже – в наших.
Баттерс: Отлично! Это я люблю!
Эрик: Кевин, ты в нападении. Представь, что ворота – это звезда Смерти, а ты – отважный Люк Скайвокер, задача которого – забросить в неё мяч… то есть бомбу!
Кевин: Да пребудет с нами Сила, брат!
Эрик: Биби, ты тоже в нападении. Вижу, они ставят Кенни на ворота – а это большая ошибка. Старайся просто почаще мелькать у него под носом и всячески привлекать его внимание – чтобы он глаз от тебя не мог отвести и забыл про игру вообще.
Биби: Будет сделано, капитан! Он предо мной не устоит!
Эрик (громко): Кстати, приз победителю – всё кофе, что я купил у Твика!
Все: Ура!
Эрик: Ну что, готовы?
Вэнди: Сейчас! Осталось напутственное слово!
Токен: Гордые парни Сауз-Парка! Все вы знаете, как я отношусь к этой глупейшей из игр, ибо я никогда не скрывал от вас своего мнения. Но коли уж мы здесь, покажем, как умеют играть чёрные парни! И победим назло тем, кто называет себя нашими врагами, и назло тем, кто называет себя нашими союзниками! Банзай!
Стэн: Чуваки! В тех воротах лежит ваш шанс войти в историю и обрести бессмертие в веках! Мы все покроем себя славой, ибо славны лишь те, кто побеждает! Порвём Картмана!
Кайл: Пацаны! Перед вами стоит наполненный салом жирдяй. И если мы проиграем, он будет над нами насмехаться и называть тупыми евреями! Докажем, что мы не евреи… то есть не тупые!
Вэнди: Суровые бойцы, исполненные отваги и мужества! Приближается суровый час. Час сурового испытания для нас всех. Скоро, очень скоро мы сурово отомстим за поруганную честь нашего класса, достоинство еврейского народа, нервы рыжих детей и память предков! (украдкой подмигивая Картману) За то, что Картман нарушил закон наших гор – он будет побеждён, как подлый шакал! Идите и сражайтесь!

Крэйг, Твик, Баттерс, Кевин и Биби выжидающе смотрят на Картмана.

Эрик: Ребята! Вашему капитану хочется кофе. Идите и добудьте его!
Команда Картмана (воодушевлённо орёт): ДА!!!
Кенни: Умри, лучше не скажешь.


Через несколько часов.

Стэн: Всё! Хватит, пацаны. Уже мяча не видно.
Кайл: Чел, да ты что? Мы же проигрываем!!!
Стэн: А какой счёт?
Кайл: 11:9 в пользу Картмана.
Стэн: Странно, я думал, что мы забили меньше.
Вэнди: Да, пора заканчивать. Я уже на ногах не стою!
Эрик: Всё, ребята! Матч закончен!
Все: Ура!
Эрик: Так, не рассиживаться, а то простудитесь! Вы – собираете хворост. Вы – тащите брёвна, на которых мы будем сидеть. Я разжигаю костёр и готовлю ужин. Баттерс, можно тебя на минутку? Тебе особое задание будет (шепчет на ухо).
Вэнди: А я?
Эрик: А ты присядь сюда. Вижу, ты сильно устала. Давай я тебя укутаю, чтобы ты не простудилась.
Вэнди: Ух ты, тепло! Что это за одеяло?
Эрик: Это теплоизолирующая накидка – разработанная специально для спортсменов зимних олимпийских игр, чтобы они не простудились после финиша.
Вэнди: Может, отдашь её Баттерсу? Ему, похоже, нужнее.
Эрик: Да у меня их полный рюкзак – на всех хватит. Держи кофе.
Вэнди: Эрик, мы же проиграли!
Эрик: А мы выиграли – поэтому я могу распоряжаться кофе, как захочу. А хочу я им угостить всех. (склоняется над разгорающимся костром, ловко располагает над огнём котелок).
Вэнди: Как красиво! Внизу переливаются яркие языки живого пламени, вверху сияют холодным светом звёзды… Почему нам так нравится смотреть на звёздное небо? Почему мы не можем оторвать от него глаз? Что нас завораживает в этом бесконечном просторе?
Эрик (присаживаясь рядом с ней): Кант в своё время сказал: «Две вещи убеждают нас в существовании Бога – звёздное небо над нами и нравственный закон внутри нас». Нравственный закон со времён Канта изрядно поистрепался, так что небо – единственная возможность прикоснуться душой к высокому, воспарить над серой обыденностью жизни!
Вэнди (прижимаясь к нему): Скажи, что хотел. Время пришло.
Эрик (запинаясь и подбирая слова): Хорошо, скажу. Не буду ходить вокруг да около, не буду откладывать в долгий ящик и тянуть кота за хвост, а сразу возьму быка за рога.
Вэнди (с улыбкой): Не бойся.
Эрик (решительно): Вэнди, ты мне очень нравишься. Я хочу, чтобы ты была со мной. Я жить без тебя не могу. Вэнди, я люблю тебя!

Вэнди опускает голову и молчит. Пауза затягивается.

Эрик: Я понимаю… Я недостоин тебя. Кто я такой сам по себе? – никто. Кто я рядом с тобой? – меньше чем никто!
Вэнди (ласково): Эрик, глупый ты мой… Ты чудесный. Ты лучше всех остальных, вместе взятых. И ты знаешь – я тоже тебя люблю. К сожалению…
Эрик: Почему к сожалению?
Вэнди: Потому что мы не можем быть вместе.
Эрик: Но почему?
Вэнди: Из-за Стэна.
Эрик (решительно): Брось его!
Вэнди (столь же решительно): Не могу, Эрик. Если я его брошу – он умрёт. Буквально. Я абсолютно серьёзно говорю.
Эрик: Ты уверена?
Вэнди (глухо): Да. Он продемонстрировал это мне… более чем убедительно.
Эрик: А что делать мне?
Вэнди: Живи. Борись. Ты ведь не станешь резать себе вены?
Эрик: Не стану. Но… мне очень-очень больно.
Вэнди: Мне жаль. Терпи. А обо мне – постарайся забыть.
Эрик: Да это же неправильно! Зачем ты хоронишь себя заживо? И что это за отношения – из жалости? Что это за любовь – получаемая при помощи шантажа?!
Вэнди (непреклонно): Я сама решаю, что правильно – а что нет. А любовь… его устраивает, я смирилась. Смирись и ты.

Картман молчит.

Вэнди: Эрик, ты что – плачешь?
Эрик: Нет, Вэнди. Это просто снег.
Вэнди: И звёзд уже не видно… Откуда это всё взялось?
Эрик (поднимаясь на ноги, безнадёжно): Дорога в ад. Этот мир – просто одна чёртова дорога в ад!
Вэнди: Мне холодно… без тебя.
Эрик (садится на место, обнимает её): Так теплее?
Вэнди: Да. Так совсем тепло и совсем хорошо.
Эрик: Я всё понимаю. Мы не можем быть вместе, но ты позволишь мне быть… рядом? Просто рядом?
Вэнди: Ты чудесный. Я люблю тебя, Эрик. Будь.
Эрик: Буду.

Вдалеке раздаются протестующие крики Баттерса и негодующие – Стэна и Кайла.

Эрик: Баттерс! Пацаны! Идите сюда. Ужин готов.
Баттерс: Эрик, я всё сделал, как ты просил!
Эрик: Спасибо, дружище. Ты молодец. Я у тебя в долгу.
Стэн: Э, а чего Баттерс нас не пускал сюда?
Эрик (устало): Потому что вы меня достали, пацаны, и я хотел хоть немного от вас отдохнуть. По крайней мере, приготовить ужин без ваших идиотских приколов надо мной.
Кайл: А ты что, умеешь готовить?
Эрик: Конечно, Кайл. Мне это необходимо уметь – мама, увы, не вечна, а больше мне готовить будет некому.
Кайл: Ты собираешься остаться одиноким?
Эрик: Да, придётся.

Вэнди закрывает лицо руками, её плечи вздрагивают.

Эрик (ловко раскладывая еду по тарелкам): Ну что же, рассаживайтесь – будем есть полевую кашу с сэндвичами, запивая кофе. Эй, Твик, а вот тебе я кофе не дам! Выпей лучше вот этого – это зелёный чай с бергамотом, мама заварила его специально для тебя.
Стэн: Вкусно! Ты неплохо готовишь!
Кайл: Да, жирдяй, ты понимаешь толк в хорошей еде.
Эрик: Ну ещё бы – я её съел больше, чем любой из вас!

Все смеются.

Кайл: Кстати, поздравляю с победой.
Эрик: Спасибо, Кайл. Это был интересный бой. Вы достойно сражались.
Кайл: И ты не будешь насмехаться над нами?!
Эрик: Конечно, нет. Ты ведь мой друг – несмотря ни на что.
Кайл (растроганный): Спасибо, Эрик.
Стэн: Но я не понимаю, как вам удалось победить? Наши игроки ведь были намного сильнее ваших!
Эрик (сухо): Я их просто удачно расставил.
Стэн: Я и не знал, что Крэйг так круто играет в защите! Да сквозь него было не пробиться!
Крэйг: Ещё бы!
Стэн: А Кенни вообще витал в облаках и смотрел куда угодно, только не на мяч. Эй, Кенни! О чём вы там шепчетесь? Я с тобой разговариваю!
Кенни: Что? Отстань. (вновь продолжает шептаться с Биби)
Кайл: А как вам Кевин, прорывающийся к воротам с криком «Я Люк Скайвокер!»?
Кевин: Я использовал Силу, брат.
Стэн: А Баттерс, который вечно путался у меня под ногами?!
Токен: Как, у тебя тоже?
Кайл: А я думал, что это мне одному так не повезло.
Эрик: Баттерс, ты молодчина.
Баттерс: Да, я такой!
Биби: Мне очень понравилась игра. (негромко и игриво) Эй, Кенни! Перестань! (снова всем) И еда очень вкусная, и компания чудесная… (вновь негромко) Кенни, что ты делаешь? (опять всем) Сейчас бы ещё немного романтичной музыки… (совсем тихо) Кенни, ты маленький негодник…
Эрик: Да без проблем. (берёт в руки гитару). Эх, сейчас спою!

Вы Творцом наверное друг для друга созданы,
Что Судьбой начертано, нам ли изменять?
Исправлять, что сделано, безвозвратно поздно мне,
И печали вам моей не дано понять.

Пусть горят стихи
Золотым костром
Плач из-под руки
Ломким серебром
Золотом рассвет
Чуть коснулся век
Я не плачу, нет
Это просто снег...

Я не помешаю вам, слишком счастье хрупкое
Вслед за ночью снежною я уйду в рассвет
Гриф железом вытертый снова ляжет в руку мне
И печаль рассыплется пригоршней монет!

Уходить певцу –
Такова судьба.
Слёзы по лицу –
Солью на губах.
Крылья за спиной –
Это просто плащ
Лютня – девять струн
За меня поплачь...

Стану легким призраком, незаметным странником,
Поутру следы мои заметёт метель.
Ветер, светлый рыцарь мой, боль развеет ранную
И одно оставит мне имя – Менестрель

Не спасти стихов
Не унять огня
Тем, кто был со мной
Не вернуть меня
На ветру свеча
Мне ладонь коптит
Мне бы промолчать,
Но как вздох "Прости..."


Тишина окутывает поляну. Вэнди, положив голову на плечо Стэна, смотрит на Эрика во все глаза. Кайл держит Стэна за руку. Биби и Кенни самозабвенно целуются.

Кайл: Чел, я и не знал, что ты умеешь так…
Эрик: Да я и сам не знал. Это просто вечер такой, наверное.
Кайл: Да, вечер особенный. Мне ещё никогда не было так хорошо.
Клайд: Я ещё никогда так вкусно не ужинал.
Крэйг: Я никогда не был такой счастливый.
Твик (непривычно спокойный и в правильно застёгнутой куртке): Я ещё никогда не чувствовал себя так умиротворённо. Никакого стресса.
Баттерс: Меня ещё никогда не называли молодцом! А тут сразу дважды!
Кенни (на мгновение отрываясь от Биби): А мне ещё никогда так не хотелось быть именно на своём месте.
Биби: А меня никогда так страстно не целовали.
Вэнди: А я… а мне… Мне кажется, что это сон. Или нет, наоборот – всё раньше было сном, а теперь я проснулась. Вся эта неделя – была первой настоящей неделей в моей жизни, когда я чувствовала себя действительно живой! Что может быть лучше, чем обстоятельные беседы в библиотеке с интересным собеседником, обо всём на свете – от того, как живут муравьи, до того, как устроена Вселенная?! Как жаль, что всё это закончилось!
Эрик: Почему закончилось? Это только начало.
Вэнди: Но ведь дебаты прошли, и в библиотеку ходить больше незачем!
Эрик: Не скажи. Например, завтра мне совершенно необходимо пойти туда, дабы почитать об особенностях фотосинтеза. Кто со мной?
Вэнди (страстно целуя Стэна в щёку): Эрик Картман, я тебя обожаю!!! Ой, это ты…
Стэн: ЧТО?!
Баттерс (прикидывая): Значит, я и на следующей неделе буду зарабатывать по 50 долларов в день? Круто! Эрик Картман, я тебя обожаю!!! (чмокает Эрика в щёку)
Эрик: Баттерс, напомни мне, пожалуйста, чтобы завтра я тебя убил.

Конец 1-й части.

@темы: Южный Парк, фанфик, Картман/Вэнди

Комментарии
2009-11-05 в 22:05 

васисуалий лоханкин в поисках варвары
Чем дальше в лес - тем больше романтики и оос =_=
Но продолжения хочется,да.

2010-02-16 в 02:48 

Mercydeath
mew mew:heart:
тут 2 варианта : 1 написать много хороших слов в пользу автора и его произведения;
2 начать незамедлительно читать продолжение.
выбираю 2)) думаю автор оценит это больше чем слова...

   

south_fics

главная