Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
15:17 

Толстый рыцарь (часть 2.1)

Cartmanez

Равновесие зла и добра

Часть 2. Толстый рыцарь


Автобусная остановка.
Кайл нетерпеливо переминается с ноги на ногу, к нему подходит зевающий Стэн.

Стэн: Чел, обязательно было поднимать меня в такую рань?
Кайл: Да, обязательно! Нам надо поговорить наедине об очень важном деле.
Стэн: О каком же?
Кайл: О Картмане.
Стэн (в сердцах): Твою мать! Да вы меня достали этим Картманом! Мало мне того, что Вэнди постоянно жужжит мне в уши – Эрик такой, Эрик эдакий, Эрик решил задачу, Эрик сочинил песню, Эрик прелесть, Эрик лапочка… Так ещё и ты будишь меня в такую рань ради него! Такое впечатление, что он – центр Земли.
Кайл: Ну, центр не центр, но на гравитационное поле Земли его масса оказывает существенное влияние!
Стэн (пытается засмеяться, но зевает): Так, пошёл я домой.
Кайл: Подожди! А тебе не кажется это странным?
Стэн: Нет. Это прямое следствие закона всемирного тяготения.
Кайл: Я не о том, чел! Тебе не кажется странным, что Вэнди так запала на этого толстяка?
Стэн: Кажется. Иногда мне хочется оказаться на его месте – потому что на меня она почему-то не смотрит так…
Кайл: Может, она тебе изменяет?
Стэн: В том-то и дело, что нет. Я проверял.
Кайл: Как? Ты следил за ними?
Стэн: Нет, конечно. Это унизительно – следить за своей девушкой.
Кайл: Какой ты чистоплюй!
Стэн: Поэтому я нанял Кенни за 10 баксов, чтобы он проследил за ними. Он оставался незамеченным, прячась в самых неожиданных местах – под столами в библиотеке, в мусорных баках по дороге из школы, в спальне у мамки Картмана… И ничего!
Кайл: Совсем ничего?
Стэн: Абсолютно. Даже за руки не держатся, не говоря уж об обнимашках и поцелуях. Ходят, беседуют, Картман ей постоянно что-то рассказывает… Разве что смотрят друг на друга так, что по словам Кенни, если бы девушка так на него взглянула, он бы тут же испытал оргазм.
Кайл: Ну, Кенни много не надо…
Стэн: Я даже сказать ей ничего не могу – взгляды к делу не пришьёшь, так что мои претензии остаются голословными и будут выглядеть крайне глупо.
Кайл: Об этом я и говорю – поведение Картмана не укладывается в схему. Наверняка у него есть какой-то хитрый и коварный план.
Стэн: Да он всё время планы составляет!
Кайл: Не скажи. Раньше цели его планов были просты, понятны и логичны: похитить Баттерса, чтобы съездить вместо него в ресторан, запретить показ «Гриффинов», убить всех евреев…
Стэн: Не говоря уж о том, как он заставил тебя сосать его яйца.
Кайл: Это был не я – сколько раз повторять? Это было лишь в его больном воображении!
Стэн: Но всё равно было.
Кайл: Пусть так! Но это тоже был простой план. А теперь, я боюсь, он придумал нечто воистину чудовищное.
Стэн: А почему бы его прямо не спросить?
Кайл: Я спрашивал. Он понёс какую-то околесицу про будущее, которое видит во сне, о смерти Айка, самоубийстве Биби, моей гибели в авиакатастрофе, твоей женитьбе на Вэнди…
Стэн: Думаешь, он всё это выдумал?
Кайл: Конечно! Всё это - просто чушь собачья, такого нагромождения напастей просто не может быть!
Стэн: Это ты нашу свадьбу с Вэнди напастью назвал?
Кайл: Вообще-то… Неважно, пусть в этом он угадал. Но остальное – ерунда! Хотя надо признать – когда он это рассказывал, то был чертовски убедителен, я ему почти поверил.
Стэн: Ну хорошо. Что мы можем сделать?
Кайл: Мы должны его остановить!
Стэн: Но как? Мы ведь даже не знаем, чего он добивается.
Кайл: Не знаем. Но кое-какие выводы сделать мы можем. Раз он увивается вокруг Вэнди – значит, это часть его плана. Надо их разлучить!
Стэн (иронично): Толковая идея. Это, значит, подхожу я к ним и говорю: «Картман, не смей больше подходить к моей девушке»?
Кайл: Ну да.
Стэн: А Картман мне в ответ: «У меня есть идея получше – шёл бы ты, Стэнли, нахер». И это в лучшем случае.
Кайл: А в худшем?
Стэн: В худшем они с Вэнди скажут это хором.
Кайл: А ты пробей ему в табло.
Стэн: А он в ответ пнёт меня по яйцам. А потом за него впишется Вэнди – она всегда становится на защиту слабых. В результате я буду весь в синяках, а Вэнди только сильнее привяжется к Картману. Жалость для девчонок много значит.
Кайл: А что, если ты позволишь Картману себя избить? Тогда Вэнди из жалости к тебе…
Стэн: Твою мать! Если тебе так хочется – пусть он лучше тебя изобьёт! Предложи ему – уверен, он от такого не откажется!
Кайл: Ладно, не кипятись. Я знаю, что нужно делать. Сейчас сюда придёт Картман – он в последнее время приходит первым. И мы вдвоём его как следует отлупим. После чего скажем, что если он ещё хоть раз приблизится к Вэнди, то мы его отдуплим по-взрослому.
Стэн (оживляясь): Вот это мне по душе! Так ты меня для этого разбудил так рано?
Кайл: Конечно. О, идёт, идёт!

К ребятам подходит печальный Баттерс с синяком во всю щёку.

Стэн: Твою мать, Баттерс, что ты здесь делаешь?
Кайл: И что у тебя с лицом?
Баттерс: Привет, пацаны. Я пораньше свинтил из дому, чтобы меня не наказали за синяк.
Кайл: А кто тебе поставил синяк?
Стэн: Старшеклассники?
Баттерс: Нет, старшеклассники с недавнего времени обходят меня стороной.
Кайл: С чего бы это?
Баттерс: Боятся.
Стэн: Тогда это был несчастный случай?
Баттерс: Нет.
Кайл: Челмедведосвин?
Баттерс: Нет.
Стэн: Люди-крабы?
Баттерс: Нет.
Кайл: Картман?
Баттерс: Нет, что вы! Картман меня как раз защитил от старшеклассников.
Стэн (закатывая глаза): Началось.
Кайл: Он ведь обещал тебя убить!
Баттерс: Ну да. Поэтому когда меня поймали двое старшеклассников, чтобы как всегда натянуть трусы мне на голову, к ним подошёл Картман. И сказал, что я его друг и только он имеет право надо мной издеваться. А все прочие пусть валят нахер.
Кайл: Это он опасно сказал.
Стэн: И что было дальше?
Баттерс: Сначала он их вырубил, да так что их пришлось отливать водой, а потом заставил драться друг с другом.
Стэн: Охренеть.
Кайл: Как заставил?
Баттерс: Пообещав, что победителя отпустит, а побеждённого отдуплит по-взрослому.
Кайл: А потом?
Баттерс: А потом на шум драки прибежала охрана и уволокла обоих дерущихся.
Кайл: А сам Картман остался совершенно ни при чём? Хитрый сукин сын…
Стэн: Постой, а как он вырубил старшеклассников? Электрошокером? Битой? Ломом?
Баттерс: Да я толком не разглядел – прыжок, несколько ударов, и всё – двое лежат, Картман стоит и сокрушённо говорит: «Баттерс, принеси ведёрко воды – похоже, я малость перестарался».
Стэн: Охренеть.
Кайл: Чел, наша затея отменяется.
Стэн: Я тоже так думаю.
Баттерс: Какая затея?
Кайл: Ты лучше скажи, кто тебя ударил.
Баттерс: Мистер Шляпа.
Кайл: Как?! Он же в больнице!
Стэн: И не просто в больнице, а в реанимации.
Кайл: Что?
Баттерс: Да, я слышал, что однажды вечером ему по ошибке сделали вскрытие двое неизвестных. И оставили записку, в которой сообщали, что голос он потерял от вскрытия.
Кайл: Так как он мог тебя ударить, если он при смерти?
Баттерс (рассудительно, как малому ребёнку): Кайл, он же кукла. Какой «при смерти»? Мы в детском саду, что ли?
Кайл: А как он тебя ударил, если он кукла?
Баттерс: Обыкновенно – использовав руку мистера Гаррисона.
Кайл: А куда смотрели твои родители?
Баттерс: Ну, сначала мистер Гаррисон пошёл в кабинет к папочке, где долго на меня жаловался.
Стэн: Жаловался?
Баттерс: Ну да, причём бедный папочка громко стонал от огорчения. Потом они позвали меня и мистер Шляпа приказал сделать… ну то, что он всегда от меня хочет. Я отказался, и Мистер Шляпа меня ударил.
Кайл: А потом?
Баттерс: А потом они меня выставили и теперь уж папочка начал на меня жаловаться мистеру Гаррисону – так что теперь тот стонал. (печально) Я очень плохой мальчик – расстроил папочку и мистера Гаррисона.
Стэн: А мама твоя куда смотрела?
Баттерс: А мамочка была занята – она искала по всему дому свою любимую верёвку с петелечкой – зачем-то она ей срочно понадобилась.
Кайл: И нашла?
Баттерс: Да, после того как мистер Гаррисон ушёл, верёвка нашлась у папочки в кабинете, привязанной к дивану. Наверное, чтобы он не развалился…
Кайл: Честное слово, Баттерс – я бы не хотел оказаться на твоём месте даже за все сокровища мира.
Стэн: Вот в чём Картман прав – так это в том, что твои родители ненормальные.

Подходит Картман.

Эрик: Привет, пацаны! Как оно?
Стэн: Плохо.
Эрик: Домашнее задание сделали?
Стэн: Нет, конечно!
Кайл: Всё из-за тебя, жиртрест! Гаррисон так хочет влепить тебе двойку, что задаёт вообще нерешаемые задачи.
Стэн: Да, кроме вас с Вэнди их никто решить не может.
Эрик: Ну тогда держите решение (протягивает тетрадь).
Баттерс (хватая её): Спасибо, Эрик!
Эрик (замечая синяк): Так! Опять Гаррисон тебя ударил?! Ну всё, этот педик доигрался в куклы!!!
Баттерс: Нет, Эрик, меня мистер Шляпа ударил! А мистер Гаррисон – наоборот пытался его удержать!
Эрик: Баттерс, ты когда-нибудь повзрослеешь?
Баттерс (неожиданно серьёзно): Вы не понимаете, пацаны. Если воспринимать мою семью по-взрослому, то легко можно умом двинуться. Поэтому я и стараюсь остаться наивным ребёнком – насколько, насколько смогу.
Стэн: А ведь он прав.
Кайл: Да, я сегодня многое понял о тебе, Баттерс.
Эрик: Ты не сможешь вечно прятаться в скорлупе своего детства.
Баттерс (со слезами на глазах): А что мне делать?
Эрик: Известно, что. Когда он к тебе ещё раз полезет, пни его по шарам и пообещай сообщить в прокуратуру.
Баттерс: Я не смогу ударить учителя… Я боюсь!
Эрик: Ладно, малыш, спокойно. Сегодня я с Гаррисоном разберусь лично. Больше он к тебе не полезет – обещаю. Но вот с родителями – тут тебе придётся самому решать.

Подходит мрачный Кенни.

Все: Привет, Кенни!

Кенни издаёт неопределённый звук и отворачивается.

Кайл: Что это с ним?
Баттерс: Похоже, проблемы не только у меня.
Стэн: Ты, наверное, голодный?
Эрик (протягивая Кенни сэндвич): Держи. Это мне мама сделала.

Кенни жуёт, но безо всякого аппетита.

Эрик: Кенни, чёрт тебя побери, что с тобой такое?! Мы же твои друзья – поделись с нами!
Кенни: Я бедный.
Кайл: Чел, ты бедный всю свою жизнь!
Стэн: Раньше тебя это не смущало.
Эрик: Даже когда я над тобой издевался.
Баттерс: Что же произошло?
Кенни (не выдержав): У меня проблемы с Биби!!!
Стэн: Какие?
Кенни: Как и у всех. Я не в состоянии удовлетворить её потребности. Ты-то об этом должен знать, как никто другой!
Стэн: Ты как мужик не можешь, что ли?

Пауза. Все смотрят на Стэна.

Стэн (неловко оправдываясь): Ну, в смысле если девчонка тебе не даёт.
Кенни: Стэн, ты тупица. Как раз в этом плане у нас всё идеально. Но у неё есть потребности хорошо одеваться, ездить по ресторанам, развлекаться в круизах. А у меня нет денег! Поэтому я боюсь, что она скоро меня бросит – на одном сексе мы долго не протянем.
Эрик: Хреново. Пацаны, может скинемся – поможем Кенни?
Кайл: Можно.
Стэн: Хорошая мысль.
Баттерс: У меня денег немного, но я дам сколько смогу!

Эрик снимает шапку, обходит ребят и вручает её Кенни.

Кенни: Йаху-у-у!
Кайл: Чему ты так радуешься?
Кенни: 106 долларов 25 центов. Ура! Сегодня у меня будет шика-а-арный вечер.
Кайл (Стэну): Чувак, ты сколько дал?
Стэн: Доллар. А ты?
Кайл: 25 центов.

До начала уроков.
Картман и Вэнди сидят за соседними партами, негромко переговариваясь.

Вэнди: Я всё решила, кроме этого уравнения! Что это вообще такое – в учебнике нет ничего и близко похожего!
Эрик: Ничего удивительного – это дифференциальное уравнение. Их изучают в университетах. Похоже, Гаррисон идёт ва-банк.
Вэнди: А ты можешь его решить?
Эрик: Конечно. Слабоват Гаррисон против меня. По математике я учусь с некоторым опережением школьной программы. Смотри, как его надо решать…

Эрик склоняется к её тетради, при этом его волосы касаются её щеки. Вэнди краснеет.

Вэнди (приглаживая его волосы): Эрик, а где твоя шапка? У тебя волосы влажные.
Эрик: Шапку я отдал Кенни – мы с ребятами складывали в неё деньги, когда скидывались, чтобы он мог сводить Биби в ресторан.

Вэнди, продолжая гладить волосы Эрика, оглядывается на страстно целующихся Биби и Кенни.

Вэнди: Как они счастливы… Порой я жутко завидую Биби.
Эрик (с озорным блеском в глазах): Ты бы хотела целоваться с Кенни?
Вэнди (со смешком): Нет! Просто она свободна, а я вынуждена постоянно сдерживаться. (замечает, что гладит волосы Эрика, и поспешно отдёргивает руку). Это ты виноват!
Эрик: Почему я?
Вэнди: Эрик, твои волосы просто не имеют права быть такими мягкими, глаза быть столь соблазнительного цвета дикого мёда, а кожа пахнуть хвоей! И мне стоит бешеных усилий спокойно сидеть рядом с тобою, а не броситься на тебя подобно дикой кошке, стиснуть в объятьях и осыпать поцелуями!
Эрик: Ого!
Вэнди: И мне страшно подумать, что же случится, когда я всё-таки не сдержусь. Страшно… и сладко до дрожи.
Эрик (лукаво подмигивая): Есть только один способ это выяснить.
Вэнди (отворачиваясь): Не начинай. Ты прекрасно знаешь, что возможно, а что – нет.
Эрик (стискивая кулаки): Да я понимаю. Чёрт! Я карандаш сломал.
Вэнди (нежно): Не злись.
Эрик: Ничего, сегодня мне как раз понадобится немного злости. Я обещал Баттерсу окончательно разобраться с Гаррисоном. Так что после уроков я минут на 5 задержусь – подождёшь?
Вэнди: А посмотреть можно будет?
Эрик: Можно, но я бы не советовал. Зрелище будет малоаппетитным.
Вэнди: Ты же не собираешься его бить?!
Эрик: Собираюсь.
Вэнди: Как ты можешь?
Эрик: Как? Преимущественно ногами.
Вэнди: Эрик, ты всё такой же… Но именно таким я тебя и люблю.

В класс входит мистер Гаррисон с мистером Шляпой на руке.

Мистер Гаррисон: Здравствуйте, дети. Поздоровайтесь с мистером Шляпой.
Вэнди (хихикая): Современная хирургия творит чудеса.
Эрик: Жаль, психиатрия не дотягивает.

Вэнди сползает под парту, давясь от хохота.

Мистер Шляпа: Так, дети, готовим домашнее задание… Ага, Баттерс – ты его не сделал!
Баттерс: Нет, мистер Шляпа, я всё сделал, всё!
Мистер Гаррисон: Не может быть! Как ты решил дифференциальное уравнение?
Баттерс: Да оно же простое – первого порядка с разделёнными переменными.
Эрик (яростным шёпотом): Разделяющимися, тупица!
Баттерс: С разделяющимися.
Мистер Гаррисон: Что же, тогда мне придётся поставить тебе пятёрку.
Мистер Шляпа: Стоп! Баттерс, кто тебе разрешал корчить учителю рожи?
Баттерс: Но я ничего не корчил!
Мистер Шляпа: Ты споришь с учителем? Придётся тебя наказать. Останешься после уроков.
Баттерс (грустно): Твою мать…
Вэнди: Эрик, сделай что-нибудь!
Эрик: Спокойно. Всё идёт точно по плану.

Кайл и Стэн слышат последнюю фразу и переглядываются.

После уроков.
Звенит звонок.

Мистер Гаррисон: Все вон из класса, пошли вон отсюда! А ты, Баттерс, не забудь остаться. (стирает написанное на доске)
Мистер Шляпа: Баттерс, ты плохой мальчик. Очень плохой. Ты вчера меня очень огорчил, и своего папу ты тоже очень огорчил. Ты не должен огорчать родителей и обязан слушаться учителя. Так что подойди сюда. Ближе… Ещё ближе…

Мистер Гаррисон оборачивается. Картман и Баттерс сидят рядом, держась за руки. Баттерс заметно нервничает, зато Картман на редкость флегматичен и даже смотрит мимо учителя.

Мистер Гаррисон: Эрик Картман, что ты здесь делаешь?!
Эрик: Жду Баттерса. Мы с ним после уроков собрались поиграть в инквизицию.
Мистер Гаррисон: Подожди за дверью!
Эрик: За дверью я не смогу настроиться на атмосферу игры.
Мистер Гаррисон: Тогда я тебя выставлю силой!
Эрик: А я тяжёлый. (Обхватывает парту руками)
Мистер Гаррисон: Ну и сиди тут! Баттерс, немедленно ко мне!

Баттерс вопросительно смотрит на Эрика, тот кивает.

Эрик: Иди, Баттерс. Учителя надо слушаться.

Баттерс медленно идёт, а Картман, насвистывая, извлекает из рюкзака фотоаппарат, вспышку и прочие фотопринадлежности.

Мистер Гаррисон: Эрик, что ты делаешь?
Эрик: Да так – сделаю пару снимков и повешу на стенку. Это придаст нашей игре реалистичности.
Мистер Гаррисон: Ну всё, жирный, ты меня достал.
Мистер Шляпа: Пусть он сам идёт сюда!
Мистер Гаррисон: Отличная идея, мистер Шляпа! Иди сюда. Ближе… Ещё ближе…

Эрик пожимает плечами и подходит, оставив фотоаппарат на столе.

Мистер Шляпа: Ну что, теперь не издеваешься?
Эрик: Да над умалишёнными даже как-то совестно издеваться.
Мистер Шляпа: Ах, так? Ты меня не уважаешь?! Так получи, жирдяй!

Мистер Гаррисон пытается ударить Картмана рукой, на которой надет мистер Шляпа, но Эрик ловко уворачивается и изо всей силы бьёт Гаррисона ногой в пах.

Мистер Гаррисон: У-а-о-и-и-и-хррр….

Эрик сдёргивает у него с руки мистера Шляпу.

Эрик (через плечо): Завтра верну. Пошли, Баттерс – поиграем с ним в инквизицию.
Мистер Гаррисон (из последних сил): Мистер Шляпа! Не-е-ет…

В коридоре стоит печальная Вэнди.

Вэнди: Ну как всё прошло?
Эрик: Просто чудесно. Пока, Баттерс, действуй как договорились.
Баттерс: Отлично, Эрик! Спасибо! (явно копируя персонажа голливудского фильма) Ты спас мою задницу, друг! (убегает)
Эрик (глядя ему вслед): Ты даже не представляешь, насколько ты прав. Устами младенца…
Вэнди (тускло): Поздравляю с очередной победой.
Эрик: Да что с тобой? Идём в библиотеку – перекусим, почитаем что-нибудь о Священной Римской Империи…
Вэнди: Нет, Эрик, я с тобой не пойду.
Эрик: Да не страшно, если ты устала, сходим завтра.
Вэнди: Нет, я не пойду и ни завтра, ни послезавтра.
Эрик: Та-а-а-к. Что случилось? Я тебе надоел?
Вэнди: Нет, что ты! Просто меня… меня назначили дежурной по коридору! На неделю!
Эрик: Так это же чудесно! Я с таким удовольствием вспоминаю свою неделю дежурства! Терпеливые поиски, опасные погони, поимка жутчайших злодеев, постоянное общение с подонками из самого дна общества – которые и составляют большинство обитателей школьного коридора… Что может быть прекраснее?
Вэнди: Так ты радуешься, что будешь ходить в библиотеку один?! Я тебе мешаю! Отвлекаю от твоей цели!
Эрик: Спокойно. Я обещаю – один я ходить в библиотеку не буду.
Вэнди: Ага! Ты, коварный змей, будешь ходить в библиотеку с другой?! Кто она? Ага, знаю – это Биби! Эта змеюка так и крутит у тебя под носом своей мини-юбкой, стремясь отбить у меня любимого! Отвечай – как далеко у вас зашло?!
Эрик: Она вообще-то с Кенни встречается.
Вэнди: Тогда с кем ты будешь ходить в библиотеку? Кому позволишь льнуть к твоему плечу и тонуть в омуте твоих невероятных глаз? Ответь…
Эрик: Да я вообще туда ходить не буду. Без тебя мне там делать нечего – а её стены будут напоминать мне о тебе и самых счастливых мгновениях моей жизни!
Вэнди: Но всё равно – мы целую неделю почти не будем видеться! Я не выдержу! Я уже скучаю…
Эрик: Хе! Да мы видеться будем даже чаще, чем обычно! Почему-то мне кажется, что у меня на неделю образовалось настроение творить проказы – а лучше школьного коридора мест для этого не найти.
Вэнди (оживая): Эй! Я не позволю творить проказы в моём коридоре!
Эрик: Значит, придётся их творить без твоего позволения.
Вэнди: Предупреждаю тебя, Картман – я тебя посажу под арест!
Эрик: Тебе придётся меня сначала поймать!
Вэнди: Да уж не сомневайся – поймаю! Ты будешь уважать мою власть!!!
Эрик: Что же – игра началась! Зато уверяю тебя – ни скучать, ни быть в разлуке нам не придётся!
Вэнди: Немедленно уходи.
Эрик: Что?
Вэнди: Уходи! А не то я не выдержу – и начну тебя целовать и срывать с тебя одежду прямо здесь! Эрик, пожалуйста, я держусь из самых последних сил! Ты такой чудесный! Боже, как же я тебя люблю!!!
Эрик: Я тоже тебя люблю. Увидимся.

Картман, опустив голову, уходит. Вэнди, прижав руки к груди, смотрит ему вслед и не видит, как за её спиной из шкафчика выбирается Кенни и быстро бежит к поджидающим его Стэну и Кайлу.

Стэн: Ну, о чём они говорили?!
Кенни: Вэнди сказала Картману, что её назначили дежурной по коридору. Картман стал насмехаться и пообещал творить в коридоре проказы. Вэнди пообещала, что посадит его под арест. Он сказал, что она его не поймает. После этого она сказала, цитирую: «Немедленно уходи». Всё.
Стэн (выдыхая с облегчением): Спасибо, Кенни. (даёт ему 10 долларов).
Кенни: Да не за что. Пацаны, а вы верите в настоящую любовь?
Кайл: А что такое настоящая любовь?
Стэн: И чем она отличается от ненастоящей?
Кенни: Тем, что стоит существенно дороже десяти долларов. (уходит)
Стэн: Чел, о чём это он?
Кайл: Понятия не имею.

Наконец Вэнди оборачивается и видит Стэна и Кайла. Сияние её распахнутых глаз немедленно угасает.

Стэн (Кайлу на ухо): Чел, ты видел?
Кайл: А то. Похоже, тут всё серьёзно.
Вэнди (резко): Эй вы! Если собрались шептаться, братцы – держитесь подальше от моего коридора!
Стэн: Что?
Кайл: Чего?
Вэнди: Быстро начали уважать мою власть!!!
Стэн: Вэнди, не смей так себя вести!
Вэнди: Разве не видно, что я – дежурная по коридору? Здесь вам придётся уважать мой авторитет! А то я сейчас как отпинаю кое-кого по яйцам!
Стэн: Э-э-э… Хорошо, как скажешь.
Вэнди (негромко): И вновь Эрик оказался прав. Ненавижу… и люблю. (Стэну и Кайлу) О чём шепчетесь?
Стэн: Э-э-э… Обсуждаем один богословский вопрос.
Вэнди: Одно место из блаженного Августина, по поводу которого вы не сошлись во мнениях?
Стэн: Что?
Кайл: Чего?
Вэнди: Читать надо больше.
Стэн: Да что с тобой происходит?
Вэнди: А ты не видишь? Меня назначили дежурной по коридору – значит, целую неделю мы практически не будем видеться!
Стэн: Отлично.
Вэнди: Что?!
Стэн: Я хотел сказать – очень жаль. (Кайлу) Ну что, пошли к тебе телек посмотрим?
Кайл: Да, идём. Пока, Вэнди.
Вэнди: Вот педики.
Стэн: Что ты сказала?!
Вэнди: Что слышал! Стэн, что происходит? Тебе совершенно плевать, что мы не будем видеться? Тебе приятнее тусоваться с Кайлом, чем быть со мною? Я же вижу, что это так! (просительным тоном) Стэн, а раз это так – отпусти меня!
Стэн: Ты меня бросаешь?
Вэнди: Нет! Я хочу, чтобы ты меня бросил. Стэн, я тебя прошу. Сделай это!

Стэн колеблется.

Вэнди: Хочешь, я стану на колени?
Стэн: Вэнди, я…
Токен (врываясь в коридор): Пацаны, спасайте!
Вэнди (резко оборачиваясь): Баттерс! То есть Токен – я тебя убью! Не смей бегать по моему коридору!
Токен: Извини. Там беда, пацаны! Мэлвины рвут наших в баскетбол!
Стэн (возмущённо): Что?!
Кайл (возмущённо): Да как же это?!
Токен: За них Картман вписался – и мы ничего не можем поделать!
Кайл: Отлично! Баскетбол – это моя стихия. Жиртресту тут ничего не светит – сейчас мы порвём его!
Токен: Пацаны, он играет как бог.
Стэн: Да какой с толстяка баскетболист? А Кайл всегда был лучшим из лучшим. Мы его сделаем. Идём, Кайл.
Вэнди: Стэн, а как же…
Стэн (бросает через плечо): Завтра поговорим.
Вэнди: Все мужики – сволочи. Даже Эрик. Я тут страдаю, а он в баскетбол режется! Ненавижу его… но всё равно люблю. Что за напасть…

Следующий день. Перед началом уроков.
Вэнди входит в класс. Мистер Гаррисон сидит за своим столом, обхватив голову руками, и страдает, ничего не видя и не слыша вокруг. Баттерс счастливо вопит и наматывает круги по классу. Кайл сидит грустный и подавленный. Картмана и Стэна нет.

Вэнди (подойдя к Кайлу): Привет. Где Стэн?
Кайл (со злой иронией): Как это мило с твоей стороны – поинтересоваться своим парнем!
Вэнди: Кайл, давай без этих своих еврейских штучек! Где Стэн?
Кайл: Дома. Он вчера спину потянул, и врачи посоветовали ему сегодня полежать в постели.
Вэнди: Где же это он умудрился потянуть спину?
Кайл: Во время этого проклятого баскетбольного матча. Мы лезли из кожи вон, делая возможное и невозможное, но нас разорвали, как младенцев. Какой позор! (закрывает лицо руками).
Вэнди: Кайл, это всего лишь игра! Нельзя же всё время выигрывать! А проигрывать тоже надо уметь.
Кайл: Ты не понимаешь – мы проиграли Мэлвинам! Это такой позор… Над нами будет смеяться вся школа!
Вэнди: Что за вздор? Никто не будет над тобой смеяться!
Баттерс (подбегая): Привет, Кайл! Надеюсь, ты не обижаешься, что мы вчера разорвали вас как младенцев? Пока, неудачник!

Кайл стонет и бьётся головой о парту.

Вэнди: Баттерс, это нехорошо – издеваться над побеждённым!
Баттерс: Расскажи это Кайлу. Видела бы ты, как они издеваются над нами после победы – а побеждали они постоянно, до вчерашнего дня!

Звенит звонок, и в класс входит Картман. В руках у него Лягушонок Клайд, изо рта которого свисает мистер Шляпа.

Эрик: Здравствуйте, дети. Поздоровайтесь с Лягушонком Клайдом. Лягушонок Клайд, почему ты молчишь? Ах да, у тебя во рту какая-то гадость! Брось каку!

Картман встряхивает Лягушонка, так что мистер Шляпа отправляется в полёт и падает на стол возле мистера Гаррисона.

Мистер Гаррисон (быстро надевая его на руку): Мистер Шляпа, как ты? Что они с тобой сделали?
Мистер Шляпа: А-а-а! Это ужасные дети! Они делали со мной самые кошмарные и противоестественные вещи! Уберите их от меня! Я не могу их больше видеть! Они делали со мной такое… такое…
Мистер Гаррисон: О нет, мистер Шляпа! Что же теперь мне делать?
Кайл: Картман, ты и правда издевался над куклой?
Эрик: Я что, похож на идиота? Я её и пальцем не тронул. Я лишь дал её Баттерсу – поиграться.
Баттерс (потирая руки, голосом профессора Хаоса): О да, мы славно повеселились! А-ха-ха-ха!!!
Мистер Шляпа: А-а-а! Нет! Только не этот пацан! Я не вынесу! Спасите меня от него!
Мистер Гаррисон: О нет, вы порвали мистера Шляпу!
Баттерс: Да, похоже, я немного перестарался.
Мистер Гаррисон: Немного? Это ты называешь немного? О Господи Боже, мне нужно в больницу! (убегает)
Эрик: Рискну предположить, что преподавать он у нас больше не будет.
Вэнди: Надеюсь, вместо него преподавателем станет кто-нибудь нормальный.
Эрик (улыбаясь): Даже не сомневайся. Это будет большой сюрприз!
Кайл: А теперь мы как – по домам?
Эрик: Да, но я бы советовал собраться в центре коридора – там сейчас будет нечто весьма занимательное.
Вэнди: Что? Что ты устроил в моём коридоре?
Эрик: Идём со мной – всё и увидишь.

Ребята всей толпой двигаются в указанное место. Картман хлопочет около проектора и запускает его. Проектор демонстрирует перипетии вчерашнего баскетбольного матча.

Кайл: О нет, только не это!
Эрик: Постой, Кайл. Если хочешь знать, этот клип я подготовил как раз для тебя. Музыку!

Баттерс жмёт на кнопку, и игра в баскетбол происходит под аккомпанемент песни, исполняемой Эриком.

Молча застыли мы с Кайлом напротив друг друга.
Пройдена грань. Позади - роковая черта.
Сердце стучит в тишине. Всё застыло. Осталась одна пустота.
Поздно. Теперь уже не отступить. Только бой всё вернёт на места.

Зелень твоя и моя синева - на знамёнах.
Рвёт тишину крик команды в послушном строю.
Враг мой! Ответь - почему после боя мы сами с собою в бою?
Кто объяснит мне - зачем убивать? Для чего я сегодня убью?

Что же... Нам ждать не придётся начала сраженья.
Рог протрубит - мы рванёмся вперёд, на врагов.
Битва опять затуманит сознанье, застынет движенье часов.
Кто победит, и кто будет повержен - колеблются чаши весов.

Втоптаны в грязь зелень трав и лазурь небосвода.
Мягкой волной всё окутает тьмы пелена.
Ночь подкрадётся неслышно, и глянет с небес молодая Луна...
Мёртвым глаза не закроет сиянье, никто не очнётся от сна.

Некому будет судить победителей...

Директриса Виктория (неслышно подойдя): Отличная песня, Эрик!
Мистер Мэкки: И клип чудесный.
Директриса Виктория: Ты не откажешься продемонстрировать его в спортзале, чтобы все ученики могли посмотреть?
Эрик: Почту за честь. Баттерс! Бери проектор и волоки его в спортзал.
Баттерс: Сейчас, Эрик! А ты видел – меня в клипе много раз показали!
Эрик: Да, Баттерс, ты был крут. Давай, действуй.

Толпа движется в спортзал, остаются только Картман и Кайл.

Кайл: Даже не знаю, что сказать.
Эрик: Скажи, как есть.
Кайл: Сначала я думал, что ты хочешь унизить меня клипом и песней. Но оказалось – нет! И эпизоды так подобраны, что показывают с лучших сторон обе команды, и песня… просто нет слов.
Эрик: Спасибо, Кайл.
Кайл: Что ты задумал? Никогда не поверю, что ты всё это монтировал просто так, ради развлечения.
Эрик: Конечно, нет, Кайл. Скоро узнаешь, зачем. Это будет весело.
Кайл: Ещё один вопрос… Вэнди. Что ты задумал насчёт неё?
Эрик: Кайл, я её люблю. Хочешь – верь, не хочешь – не верь. Я не собираюсь тебя в чём-то убеждать.
Кайл: Хотелось бы верить…

Вечер того же дня.
Коридор перегорожен многочисленными жёлтыми лентами, в которых оставлены небольшие проходы. Возле каждого висит табличка «Проход – 1 доллар» и ящичек с прорезью. Картман, насвистывая, отпирает ящички и высыпает денежную массу себе в рюкзак. За этим занятием его и застаёт Вэнди.

Вэнди: Ага! Попался! Стоять! Ни с места!
Эрик (трагическим шёпотом): О нет! Эмиграционная служба меня вычислила! (с китайским акцентом) Я есть ничего не знать – стоять, мусор убирать! Насяльника, ви есть добрый душа и будет сжалиться над бедным евреем… т.е. китайцем!
Вэнди (фыркнув, но тут же став серьёзной): Прекрати! Что ты устроил в моём коридоре?!
Эрик: Да так – небольшой эксперимент.
Вэнди: Ты целенаправленно целый день ставил коридор вверх дном!
Эрик: Ни в коем случае. Вверх дном – это скучно. Я поворачивал его набок и раскручивал как волчок. Вот это действительно круто.
Вэнди: Когда ты успел развесить эти свои ленты?
Эрик: Пока вся школа смотрела мой клип в спортзале. Для этого я его и смонтировал – полночи провозился.
Вэнди: Тебе повезло, что я весь день была занята и не успела их пообрывать!
Эрик: Везение тут ни при чём. Это обычная предусмотрительность.
Вэнди: Что? Так это из-за тебя народ курил в моём коридоре?!
Эрик: Ну, не совсем… В общем, снаружи на входной двери висит плакат – его уже можно снять.
Вэнди: Что за плакат? Идём!
Эрик: Э, у меня ещё два ящика остались необработанными!
Вэнди: Эрик Картман, а ну быстро начал уважать мою власть!!! (заворачивает ему руки за спину и надевает наручники) Идём, арестант. (тянет его за собой)
Эрик: А на чёрной скамье, на скамье подсудимых, его доченька Нина, и какой-то жиган…

Снаружи на входной двери висит плакат: «День борьбы с марихуаной. Скажи наркотикам нет – кури обычные сигареты! Администрация.»

Вэнди: Это ты его повесил?
Эрик: Что? Как ты могла такое подумать обо мне – ты, будущая мать моих детей! Его повесил Баттерс.
Вэнди (размашисто шагая по коридору и волоча Картмана за собой): Ты разработал такой хитрый план – только ради того, чтобы обобрать несчастных школьников?
Эрик: Конечно, нет. Это серьёзный социо-психологический эксперимент.
Вэнди: Какой же?
Эрик (очень серьёзно): Обрати внимание – проходить можно было, вовсе и не платя ничего. Но оказалось, что большинство настолько тупо и зомбировано, настолько покорно, настолько не умеет свободно мыслить, что послушно отдаёт деньги, хотя вполне может этого и не делать! Честно, я и не ожидал столь ужасающих результатов – единицы отказались, единицы! Воистину, родина свободных! Правительство преуспело в выращивании «законопослушных налогоплательщиков», которые в большей степени рабы, чем предки Токена 150 лет назад! Это ужасно, Вэнди! Я думал – ну пять человек поведётся, ну десять… Нет! Повелись даже мистер Мэкки и директриса Виктория! Но вот за что я тебя уважаю, Вэнди – что ты ничего не платила. Ты свободна. И ты прекрасна. Я тебя люблю.
Вэнди: Да? А кто вчера резался в баскетбол, когда я страдала?
Эрик: Ты думаешь, мне легко? Ты считаешь, что моя кровь не кипит от твоего одного прикосновения, более того – от взгляда! Думаешь, мне легко сдерживаться? Вэнди, да я бы на стенку полез, а не то что в баскетбол пошёл играть – лишь бы дать хоть какой-то выход той страсти, что бушует в моей душе и которую я хочу выплеснуть на тебя!
Вэнди (заталкивая его в комнату для отбывания наказаний): Эрик, мне очень хочется тебя убить.
Эрик: Интересно, каким способом?
Вэнди: Зацеловав тебя до смерти. Извини, я больше не могу сдерживаться!

Вэнди обвивает шею Эрика руками и впивается в его губы долгим поцелуем.

Вэнди: Ты будешь уважать мою власть, любимый… (расстёгивает его куртку).
Эрик: Вэнди, сними с меня наручники!
Вэнди: Ой… А ключа-то мне и не дали. Придётся потерпеть, милый (целует его, обвивая руками шею, прижимаясь к нему). Что это?
Эрик: Как бы тебе объяснить? Это то, чем мальчик отличается от девочки.
Вэнди: Нет, выше. Эрик, да ты же совсем не толстый! Когда ты похудел?
Эрик: Да так – занятия спортом помогают сбросить вес.
Вэнди: Но зачем ты носишь свою просторную куртку, чтобы казаться по-прежнему полным?
Эрик: Ну, нужно же пацанам давать хоть какой-то повод дразнить меня… Кроме того, я хотел, чтобы меня ты полюбила не за внешность.
Вэнди: И долго хотел?
Эрик: Всегда.
Вэнди: Я люблю тебя. (прижимается к нему теснее).

Эрик обнимает её.

Вэнди: Ты порвал цепь наручников?!
Эрик: Они же пластмассовые – ерунда. Хотя я бы и стальные порвал – лишь бы иметь возможность тебя приласкать… Вот так, так, и ещё вот так…
Вэнди: А! А-а! А-а-а!!!

Через некоторое время.

Вэнди (всё ещё тяжело дыша): Эрик, я никогда не испытывала ничего подобного. И это от простых прикосновений! Что же будет, когда мы займёмся сексом?
Эрик: Есть только один способ проверить. (тянется к ней)
Вэнди: Какой ты красивый… Но не надо, пожалуйста! Я хочу сохранить невинность до свадьбы!
Эрик: Не надо мне вешать лапшу на уши.
Вэнди: Что?!
Эрик: Когда девушка начинает про «невинность до свадьбы», про «я не такая, я жду трамвая» – это значит, что никакой невинности у неё уже нет и близко. А ханжеская мораль не позволяет это признать. Такая девушка считает, что её сочтут шлюхой – вот и тянет «до свадьбы», мучая себя и других – с глупой надеждой, что в первую брачную ночь пьяный новоиспеченный муж ничего не заметит, а если и заметит, то разрывать брак не станет. Всё это уже было миллионы раз – и миллионы раз будет.
Вэнди (сквозь слёзы): Ты мерзавец! Ты гнусный подлец! Это стереотип! (после паузы) Но ты прав. Да, я грязная, дешёвая шлюха!
Эрик: А ну перестань. Немедленно. Вэнди, я люблю тебя, а не твою невинность – понятно? И мне наплевать, что там было раньше и с кем – важно, что есть здесь и сейчас, и что будет с нами.
Вэнди: И ты меня не начнёшь презирать?
Эрик: Нет, конечно. За что тебя презирать, глупая? А тебя я буду любить – да так, что ты обо всём забудешь. А презирать я буду этого дурака Грегори.
Вэнди: Как ты узнал?
Эрик: Это элементарно. Про невинность ты заявляла и Стэну – а до него встречалась лишь с Грегори.
Вэнди (прижимаясь к нему): Эрик! Родной мой! Ты даже не представляешь, что только что для меня сделал. Это был самый ужасный кошмар моей жизни – я всё время, каждую минуту боялась, что кто-то узнает и меня начнут презирать. А ты знаешь – и по-прежнему меня любишь! Такого счастья просто не бывает… Я сделаю для тебя всё! Совсем всё…
Эрик: Не сейчас. Место не самое подходящее – неудобно и неромантично. Я хочу, чтобы наш первый раз был куда лучше, чем перепих по-быстрому в комнате для задержаний, где мы будем не столько слышать друг друга, сколько вслушиваться в шаги за дверью.
Вэнди: Ущипни меня. Я сплю. Так не бывает – столь хорошо просто не может быть!
Эрик: Я лучше тебя поцелую.

Из коридора доносится дикий крик.

Вэнди (прижимаясь к Эрику): Что это было?
Эрик (усмехаясь): Не обращай внимания. (таинственным шёпотом) Школьные коридоры иногда издают странные звуки.
Вэнди (понимающе): Ага, это собака Баскервилей!
Эрик: Или кошка Картманов.
Вэнди (тихо смеясь): Что это за кошка?
Эрик: О, это проклятье рода Картманов. Ночью, когда силы зла властвуют безраздельно, эта кошка пробирается на кухню Картманов и поедает котлеты Картманов.
Вэнди (сгибаясь со смеху): Только котлеты?
Эрик: Нет, прочую еду Картманов тоже. Это проклятье испокон веков преследует наш род и нашу семью.
Вэнди (ехидно): И давно оно преследует тебя?
Эрик: А вот как только я научился самостоятельно открывать холодильник – так оно к нам и перебралось.

Вэнди и Эрик изо всех сил зажимают себе рты руками, чтобы не расхохотаться.
Крик повторяется.

Вэнди: Э, да это преподаватель биологии! Как его фамилия, не помнишь?
Эрик: Убийца Сэлдон прячется в школьных коридорах! Я так и знал!
Вэнди: Почему убийца?
Эрик: Он заставляет детей препарировать лягушек. Убийца и есть. Впрочем, теперь ему придётся сделать небольшой перерыв…
Вэнди: Эрик! Ты знаешь, почему он кричит! Это опять ты!!!
Эрик: Не буду отрицать.
Вэнди: Ну что мне с тобой делать?
Эрик: Поцеловать.
Вэнди: Ну уж нет! Сначала я выясню, отчего он кричит!
Эрик (ехидно улыбаясь): Отличная мысль. Тебе понравится, уверяю!

Вэнди бросает на него подозрительный взгляд и выходит. Вскоре возвращается, сгибаясь от хохота.

Эрик: Ну как?
Вэнди: Эрик! Ты украл у него всех лягушек для препарирования!
Эрик: «Украл» - это слишком сильно сказано. Скорее, освободил их.
Вэнди: Но зачем ты вместо них посадил своего Лягушонка Клайда? Да ещё с плакатом «Свободу зелёным братьям!»?
Эрик: Потому что мой лягушонок – известный диссидент и правозащитник, борец за права зелёных меньшинств!
Вэнди: Но теперь же его директриса Виктория заперла в сейф!
Эрик: Отлично! Значит, веселье не закончено!
Вэнди: Так ты что, хочешь…
Эрик: Конечно! Я спасу свободолюбивого лягушонка из тоталитарного директорского сейфа, куда его заперли низачто! Это будет весело.
Вэнди: Эрик! Сейф открыть не так просто!
Эрик: Не просто, а очень просто. Ты почитай Фейнмана – там он описывает, как вскрыл сейф не с заурядным лягушонком, а с атомными секретами Лос-Аламоса.
Вэнди: И что с ним сделали?
Эрик: Об этом он не пишет. Наверное, получил две, а то и три недели домашнего ареста.
Вэнди: Я иду с тобой.
Эрик: Но это может быть опасно!
Вэнди: С тобой – не может. Ты защитишь меня от всего. Я верю в это! О, как я в это верю!
Эрик: Тогда пошли.

Кабинет директрисы.
Эрик вразвалочку подходит к сейфу, несколько секунд смотрит на него, потом быстро щёлкает кнопками. Дверца распахивается. Оттуда улыбается Лягушонок Клайд.

Эрик: Оковы тяжкие падут, темницы рухнут, и свобода вас встретит радостно у входа, и братья… кстати, где же твои братья?

Эрик лезет под стол директрисы и извлекает картонную коробку, из которой доносится тихое кваканье.

Вэнди: Эрик! Ты спрятал похищенных лягушек в кабинете директрисы?
Эрик: Конечно. Это последнее место, где они бы додумались их искать. Так, чего-то не хватает. Ага! Прощальной записки на стенке камеры. (подходит к печатной машинке и быстро набивает текст)
Вэнди (заглядывая ему через плечо): Ого! «Здесь разорвалось сердце узника. Здесь бедный пленник, покинутый всем светом и друзьями, влачил свое печальное существование. Здесь разбилось одинокое сердце и усталый дух отошел на покой после тридцати семи лет одиночного заключения. Здесь, без семьи и друзей, после тридцати семи лет горестного заточения погиб благородный незнакомец, побочный сын Людовика Четырнадцатого.»
Эрик (аккуратно помещая листок с прощальной запиской в сейф): Марк Твен – гений.
Вэнди: Эрик, это ты гений. Дай я тебя поцелую…
Эрик: В директорском кабинете?
Вэнди: Да! Это так возбуждающе…

Пруд Старка.

Эрик: А вот здесь мы их отпустим. Здесь тёплый родник, так что им будет комфортно.
Вэнди: Эрик! Я впервые вижу, чтобы ты заботился о лягушках! С чего бы ты их решил спасать?
Эрик: Да мне просто неохота их резать. Да и хотелось повеселиться.
Вэнди: Не пытайся казаться хуже, чем ты есть. У тебя всё равно не получится. Ты идеал. Мой идеал…
Эрик: Я люблю тебя, Вэнди.
Вэнди: Я тоже тебя люблю. (страстно) Идём к тебе домой!
Эрик: Зачем?
Вэнди: Ты не понимаешь? Я хочу любить тебя, любить по-полной!
Эрик (после нешуточных колебаний): Не нужно этого делать.
Вэнди: Почему?
Эрик: Да потому что ты на следующее утро возненавидишь меня! Ты же девушка Стэна – ты почувствуешь себя предательницей! Я тебя потеряю! А одной ночи с тобой – мне мало!
Вэнди: А сколько тебе нужно?
Эрик: Жизнь. Всю жизнь с тобой – на меньшее я не согласен.
Вэнди: Вчера я просила Стэна, чтобы он отпустил меня. И он не сказал «нет».
Эрик: Сказал ли он «да»?
Вэнди: Тоже не сказал.
Эрик: Закрой глаза и представь, что уже наступило утро. И тебе предстоит объясняться с родителями, со Стэном, да ещё ты не будешь знать, как со мною держаться… Если ты уверена, что всё это преодолеешь – идём ко мне!
Вэнди: Я уверена в обратном.
Эрик: Тогда я отведу тебя домой. Вернее, отнесу.
Вэнди: Эрик, что же ты со мной делаешь? Я как воск в твоих руках – таю от прикосновения…

Около дома семьи Тестабургер.

Вэнди (хрипловато): Если бы мне кто-то сказал, что можно получить оргазм всего лишь от того, что тебя несут на руках – я бы не поверила.
Эрик: Рад, что тебе понравилось.
Вэнди: Может, зайдёшь в гости? С родителями познакомишься…
Эрик: Боюсь, я не сильно по душе твоим родителям.
Вэнди: Постарайся быть вежливым. Или хотя бы не называй их хиппи.
Эрик: Не буду. Но сомневаюсь, что это поможет.

Распахивается дверь.

Миссис Тестабургер: Вэнди, с кем это ты? А, это ты, толстяк? Убирайся.
Эрик: Здравствуйте, миссис Тестабургер. Вы прекрасно выглядите. Разрешите войти?
Миссис Тестабургер: Ни за что! Ты не пара моей дочери! Не смей подходить к ней!
Эрик: Но почему?
Миссис Тестабургер: Потому что я забочусь о её счастье! Она выйдет замуж за Стэна! И я не позволю тебе разрушить её жизнь!
Вэнди: Мама, как ты можешь?!
Эрик: Что же, всего наилучшего. (уходит).
Вэнди (вслед): Эрик! До завтра! (матери) Мама! Что ты такое говоришь? Как тебе не стыдно?
Миссис Тестабургер: Да ты просто ещё слишком молода! Ты жизни не знаешь! Брак со Стэном даст тебе всё – собственное жильё, деньги, возможность жить на широкую ногу! Его же отец – учёный, ты знаешь сколько он получает? То-то. А кто такой этот толстяк? Никто! С ним ты будешь жить в нищете и считать копейки!
Вэнди: Эрик Картман и нищета – понятия несовместимые.
Миссис Тестабургер: А ещё подумай, кем мне приятнее быть – сватьёй учёного, представителя элиты – или сватьёй грязной шлюхи?
Вэнди: Ненавижу хиппи, особенно повзрослевших. О, как я их ненавижу!

Следующий день. Школьный коридор.
Стэн и Кайл входят в школу и тут же попадают в ураган по имени Вэнди. Она отталкивает Кайла в сторону, хватает Стэна за грудки и прижимает к стенке.

Вэнди: Ну?
Стэн: Что «ну»?
Вэнди: Я жду твоего решения! Ты меня отпустишь?
Кайл: Давай, чел, как договаривались.
Стэн: Да, Вэнди, я могу выполнить твою просьбу. Я могу тебя отпустить…
Вэнди: Правда? Спасибо, Стэн. (обнимает его)
Стэн: …при одном условии.
Вэнди (отстраняясь и хмуро смотря на него): При каком?
Стэн: При очень несложном.
Кайл: Можно даже сказать - пустяковом.
Стэн: Если ты пообещаешь, что у тебя никогда не будет любовных отношений с Картманом.
Вэнди (растерянно смотрит): Что?
Стэн: Ну же, это очень простое условие. Ты ведь сама много раз говорила, что вы просто друзья. Давай!
Вэнди (тихо): Извини, Стэнни. Этого я пообещать не могу.
Стэн: Что?! Проклятье! Кайл, ты был прав!
Вэнди: Так это Кайл тебя надоумил?
Стэн: Я его убью!!! (вырывается и бежит к классу)
Вэнди: Его там нет! Я жду… с раннего утра.

Кайл делает попытку ринуться вслед за Стэном, но Вэнди ловит его за руку.

Вэнди: Стоять!!! Отвечай – это ты надоумил Стэна?
Кайл (с вызовом): Да, я. И что? У нас не только Картман умеет составлять хитрые планы. И если он надеялся, что я позволю ему безнаказанно творить свои делишки – он очень крупно ошибся!
Вэнди: Какие делишки? Мы с ним любим друга друга!
Кайл: Вэнди, не будь дурой! Как ты могла полюбить этого эгоистичного, подлого и безжалостного расиста?
Вэнди: Он не такой! Он хороший. Он изменился!
Кайл: Он не может измениться! Он притворяется! Такое уже было много раз – помнишь, каким он паинькой прикидывался, чтобы поехать в ресторан – а сам в это время держал похищенного Баттерса на свалке! Долго притворялся - неделями!
Вэнди: Так ты думаешь, он и сейчас… притворяется?
Кайл: Конечно! Я его знаю как облупленного. Он не может, просто не может измениться!
Вэнди: Но зачем ему это? Чего он добивается?
Кайл: Не знаю. Возможно, он хочет закрутить роман с тобой, чтобы выставить Стэна рогоносцем перед всей школой!
Вэнди: Нет, этого он не хочет.
Кайл: Почему ты так уверена?
Вэнди (тихо, глядя в пол): Потому что прошлой ночью у него была реальная возможность.
Кайл: Что? Он пытался затащить тебя в постель?
Вэнди: Нет. Это я пыталась затащить его. Но он – отказался.
Кайл: Ну вот видишь! Если он отказался от такого – значит, явно что-то задумал.
Вэнди: Кайл, по-моему, у тебя крыша едет. Что бы Эрик не сделал, ты толкуешь его поступки превратно. Это называется подгонка фактов под концепцию.
Кайл: Да как вообще можно доверять Картману? Он ведь убил родителей Скотта Тенормана! Он убийца! От таких надо держаться подальше!
Вэнди (с вызовом): Так держись от меня подальше, Кайл!
Кайл: Что?
Вэнди: Я ведь тоже убийца. Ты забыл четвёртый класс и ту симпатичную учительницу?
Кайл: Но это совсем другое дело!

В коридоре появляются Картман и директриса Виктория.

Эрик (весело): Вэнди! Привет!
Вэнди: Эрик! (бросается ему на шею)
Эрик (тихо): Вэнди, ты что? На глазах Кайла?
Вэнди: Они со Стэном уже всё знают! Извини, так вышло!
Эрик (улыбаясь): Ну, в этом есть и положительный момент.
Вэнди: Какой?
Эрик: Нам не нужно больше сдерживаться. (целует её, Вэнди обнимает его за шею)

Кайл и директриса Виктория некоторое время смотрят, разинув рты.

Кайл: Жиртрест, прекрати!
Эрик (на секунду отвлекаясь): А, привет, Кайл. Не говори мне, что делать, и я не скажу тебе, куда идти. (продолжает целовать её)
Кайл: Картман! Я ей рассказал, что ты притворяешься!
Эрик: Что?
Кайл: Ты всего лишь прикидываешься хорошим! Ты не изменился!
Эрик: Чушь несусветная.
Кайл: Ты заморочил голову Вэнди, но я тебя разоблачу!
Эрик: Выходит, я зря в последнее время старался выстроить с тобой нормальные отношения, жидяра. Евреи человеческого отношения не понимают.
Кайл: Вот видишь, Вэнди, какой он!
Вэнди: Я не знаю… Эрик, ты ведь не притворяешься?
Эрик: Конечно, нет.
Кайл: А ты докажи!
Эрик: Доказать, что я не верблюд? Хороший ход. Только вот ты сначала докажи, что под твоей личиной не скрывается коварный антисемит.
Кайл: Что? Я люблю свой народ! Я праздную Хануку! Я даже играю с этим дурацким дрэйделом!
Эрик (безапелляционно): Ты притворяешься. Докажи, что это не так.
Кайл: Э-э-э…
Эрик: Что и требовалось доказать. (обращаясь к Вэнди) А ты задай себе простой вопрос – ты всерьёз считаешь, что вчера вечером я притворялся? Что это была всего лишь игра?
Вэнди: Невозможно так притворяться. Для этого надо быть гениальным актёром, как минимум.
Директриса Виктория: Может, всё же пойдём в класс?
Вэнди: Да. Я верю тебе, Эрик. (берёт его под руку)

Класс перед началом урока.
Дверь распахивается, и внутрь влетает разъярённый Стэн.

Стэн: Где? Где эта свинья? (обводит класс налитым кровью взглядом)
Баттерс: Стэн, какая ещё свинья? Мы же не в зоопарке.
Стэн: Баттерс, не прикидывайся дурачком! Я имею ввиду хорошо тебе знакомую жирную подлую тварь!
Баттерс: А, теперь я понял, о ком ты. Но тут этой твари нет, как видишь.
Стэн: Так отвечай, где она?
Баттерс: Откуда я знаю? Наверное, дома у Кайла.
Стэн: Что?! Что эта тварь там делает?
Баттерс (пожимая плечами): Живёт, что же ещё.
Стэн: Что? Живёт с Кайлом???
Баттерс: Ну да. Я думал, ты знаешь. Это вообще все знают.
Стэн: Нет, не может быть! (закрывает лицо руками)
Баттерс: Не понимаю, что тебя так расстроило.
Стэн: По-твоему, это нормально???
Баттерс: Да что тут такого? Так вообще многие делают.
Стэн (ошалев): Многие???
Баттерс: Ну, не всё время, конечно. Обычно так живут только до свадьбы – а потом начинают жить с супругами. Но у некоторых это продолжается всю жизнь, даже после свадьбы живут все вместе.
Стэн: А-а-а!
Баттерс: Мы с родителями точно так же живём – и ничего.
Стэн: Я и не сомневался насчёт твоего педика-папаши! Да, он на такое способен. Но Кайл… Нет!
Баттерс: Я был уверен, то и у вас в семье всё точно так же.
Стэн: Что? Я никогда не спал с родителями!
Баттерс: Вот педик. При чём тут спал? Ты живёшь с родителями?
Стэн: Да! Но не так, как Картман с Кайлом!
Баттерс: Что? Картман с Кайлом живут вместе? Ты уверен?
Стэн: Ты же мне сам об этом только что сказал.
Баттерс: Ничего подобного.
Стэн: Ты сказал, что эта подлая жирная тварь Картман живёт с Кайлом!
Баттерс: Эрик – вовсе не жирный, у него просто кость широкая. А подлую жирную тварь я знаю только одну – это мамаша Кайла.
Стэн: Баттерс, я тебя убью! (хватает Баттерса за горло)
Баттерс (отталкивая его и становясь в боксёрскую стойку): Не подходи ко мне, Стэн! Я уже два месяца хожу на бокс, так что сейчас я тебя ударю!
Стэн: Ты? На бокс? Не смеши. С чего бы тебе туда ходить?
Баттерс: Меня Эрик заставил. Сказал, что мне нужно уметь себя защитить.
Стэн: Опять Картман?! Ненавижу!!!

Дверь открываются, и в класс входят Вэнди с Картманом, держась за руки, и директриса Виктория.

Стэн (ничего не видя, кроме их сплетённых рук): Ну всё, подлая свинюка, я застукал тебя на месте преступления!!!
Директриса Виктория (принимая на свой счёт): Стэнли, это ты мне?
Стэн (постепенно понимая, на каком он свете): Ой! Я не ожидал вас здесь увидеть.
Директриса Виктория: Тем не менее, я здесь. Как ты верно заметил, ты застукал подлую свинюку на месте преступления.
Крэйг: Если бы я мог сказать в лицо директрисе «подлая свинюка», я был бы такой счастливый…
Директриса Виктория: И эта подлая свинюка созывает завтра после спектакля родительское собрание, на котором мы обсудим твоё поведение.
Эрик: Какого спектакля?
Директриса Виктория: А, ты ещё не знаешь. В общем, завтра мистер Гаррисон вместе с классом должен был организовать спектакль для наших спонсоров. Так что теперь тебе придётся этим заниматься.
Стэн: Что?
Директриса Виктория: Мистер Гаррисон в больнице, и надолго, так что заменять его будет Эрик Картман. У него есть блестящий опыт и хорошие рекомендации.
Эрик (поднимая указку и рассекая ею воздух): Да! Уважай мою власть! Эх, хорошо-то как…
Директриса Виктория: Я бы с удовольствием послушала твою лекцию, но мне надо бежать. Сегодня утром выяснилось, что в моём сейфе 37 лет был заключён побочный сын Людовика Четырнадцатого! Я уже позвонила в ФБР. (уходит)
Стэн: Ну что, давай разберёмся как мужики, жирдяй. Ты и я, один на один.
Эрик: Я тебя понимаю – тоже всегда мечтал подраться с учителем. Давай.

Кайл подбегает к Стэну и шепчет ему на ухо.

Стэн: Хорошо… Не сейчас. Жду тебя после уроков на баскетбольной площадке.
Эрик: Всегда к твоим услугам.

Кайл и Стэн уходят. Вэнди садится за парту.

Эрик: Итак, дети. Надеюсь, вы сами понимаете, что система обучения мистера Гаррисона никуда не годилась и могла воспитать только тупиц. Я же буду вас учить по собственной системе – и постараюсь вырастить из вас умных людей. Но я буду требовать безусловной дисциплины. На уроке я царь и бог, все меня слушаются беспрекословно. Кому не нравится – пусть двигает отсюда, я никого не держу. Но есть и бонусы – домашних заданий не будет, и от лекций вас пропрёт как от белого; начнёте слушать – забудете, что в туалет хотели. Итак, я начинаю. Вы учились у Гаррисона, и следовательно вообще ничего не знаете. Поэтому начнём с азов…

После урока.
Посмеиваясь, дети покидают класс.

Вэнди (подойдя к Эрику): Это было здорово. Как ты умудрился такое придумать?
Эрик: Да меня всегда раздражали оторванные от жизни задачи. «Из пункта А в пункт Б» - это же неинтересно! А вот посчитать, успеет ли Стэн добежать из столовой до туалета, или блеванёт в коридоре – вот это другое дело!
Вэнди: Здорово! (прижимаясь к нему) Чем планируешь заняться сейчас?
Эрик: Отлупить Стэна, после чего уделить внимание моей возлюбленной. (пытается её поцеловать)
Вэнди (отстраняясь): О нет! Я совсем забыла! У тебя же драка… Откажись!
Эрик: И не подумаю.
Вэнди: Он же тебя изобьёт.
Эрик: Руки коротки.
Вэнди: Он самый сильный парень в классе, капитан футбольной команды!
Эрик (подхватывая её на руки): Я не слабее его. Поверь мне, Вэнди – мне ничего не угрожает. Просто поверь.
Вэнди: Постараюсь. (целует его)

Из коридора доносятся крики.

Эрик: Неужели Стэн начал драку без меня?
Вэнди: В моём коридоре творится что-то неладное!
Эрик: Пошли разберёмся.

В коридоре трое агентов в чёрных костюмах и солнцезащитных очках допрашивают прижатого к стене Токена.

Токен: Да говорю я вам, я никакой не Морфеус!
Вэнди: Эй! Что творится в моём коридоре?
Агент: Это операция ФБР.
Вэнди: Уже нет. Я – дежурная по коридору! Теперь это моя операция!
Агент (быстро говорит в микрофон): Агент Смит, это агент Виндовс. Вижу Тринити, повторяю, вижу Тринити!

Агент протягивает руку, чтобы схватить Вэнди, но Картман лупит его по руке указкой.

Агент: Ай! А ты кто такой? Я тебя не помню.
Эрик: Я Белый Кролик. (удар!) Следуй за мной! (удар!) Матрица поимела тебя! (Удар! Удар! Удар!)
Вэнди: Хватит с него.
Второй агент: Не обижайтесь на него, ребятишки. Виндовс всегда тормозит не по-детски. Вы лучше скажите: вы никогда не видели здорового чёрного мужика, который бы предлагал вам съесть что-нибудь необычное?
Вэнди: Это Шефа, что ли? Конечно, видели. Он у нас в столовой работал.
Агент Виндовс (лёжа на полу, в микрофон): Смит, это Виндовс, докладываю с пола школьного коридора.
Голос из микрофона: Виндовс, ты опять упал? Вашу мать! А подать сюда Билла Гейтса!
Эрик: Успехов в расследовании. Я бы с вами ещё поигрался, но мне надо кое-кому надавать по физиономии.
Вэнди: Можно просьбу? Билла Гейтса не расстреливайте. Только электрический стул.
Эрик: Ну или газовая камера, на худой конец.
Вэнди: Что? Газовая камера – отстой!
Эрик: Газовая камера – это круто!
Вэнди: Электрический стул – решает!
Эрик: Предлагаю компромисс – электрический стул в газовой камере.
Вэнди: Ты гений.

Картман и Вэнди уходят, обнявшись.

Второй агент: Не хотел бы я жить с этим пареньком в одном штате.
Третий агент: А с ними обоими – и в одной стране как-то стремновато.
Агент Виндовс: А когда у них появятся дети…
Голос из микрофона: Срочно звоните русским – есть у них ещё места для космических туристов?!

@темы: Южный Парк, фанфик, Картман/Вэнди

Комментарии
2009-11-06 в 16:09 

south_fics
Das Auge - für das Auge, den Zahn für den Zahn
Я в восторге! Конец вообще убил, люблю неожиданные повороты. :)
Ждём продолжения.

URL
2010-02-16 в 04:23 

Mercydeath
Здорово!!
Давно я так не смеялась:laugh:

Стэн: Э-э-э… Обсуждаем один богословский вопрос.
Вэнди: Одно место из блаженного Августина, по поводу которого вы не сошлись во мнениях? -- Одна из моих любимых книг))) Да и вообще подобного рода вставки очень насыщают историю:five:

   

south_fics

главная