14:11 

Толстый рыцарь (Часть 2.2)

Cartmanez

Баскетбольная площадка.
Вокруг площадки бушует людское море. Кенни с Баттерсом продают зрителям попкорн и колу. Клайд принимает ставки. Стэн стоит посреди площадки и ждёт.

Эрик: Вот гад...
Вэнди: Откуда столько людей?
Эрик: Решил опозорить меня перед всей школой, еврейская морда... Что же, тебя ждёт сюрприз.
Вэнди: А при чём тут Кайл?
Эрик: Это его план, я уверен. Ладно, занимай место на трибуне... и пожелай мне удачи.
Вэнди: Будь осторожен... и постарайся сильно Стэна не бить.
Эрик: Обещаю. (машет рукой на прощание и идёт сквозь толпу)
Баттерс (подбегая к нему): Попкорн? Кола? (шёпотом) Целовальные услуги?
Эрик: Баттерс, протри глаза. Я сейчас драться буду, какие услуги?
Баттерс: А, точно. Давай, покажи ему! Я на тебя поставил пять баксов!
Эрик: Что ж так мало?
Баттерс: Да ставки против тебя идут сто к одному.
Эрик: А это идея! (Выгребает из карманов все деньги и вручает Баттерсу) Поставь на меня. Выигрыш - пополам.
Баттерс: Может, лучше поставим на Стэна?
Эрик: Я тебя убью!!!

Стэн замечает Картмана и поворачивается к нему. Противники сходятся посреди площадки. Только сейчас Картман замечает, что Стэн облачён в защитный комплект игрока в регби - вплоть до шлема.


Эрик: Хороший прикид. Удивительно, что ты не додумался приехать на танке.
Стэн: Зато мы всё предусмотрели, жиртрест! Теперь тебе не поможет ни бита, ни лом, ни даже электрошокер твоей мамы! Ты даже не сможешь меня отпинать по яйцам (стучит себя в причинное место, слышится металлический звук).
Эрик: Ты что себе в штаны засунул, умник?
Стэн: Любимую пивную кружку дяди Джимбо из титано-бериллиевого сплава. Он её из Вьетнама привёз.
Эрик: А задницу любимой маминой сковородкой из чугуна прикрыть додумался?
Стэн: Э-э-э...
Эрик: А вот это ты зря. Большая ошибка, я бы даже сказал - фатальная.
Стэн: Сейчас увидим. (надвигается на Картмана) Оружие тебе помогло справиться со старшеклассниками, но против меня оно бессильно!
Эрик: Хороший план. Кайл придумал, да? Только, видишь ли, Стэнни, в нём есть одна неувязка...

Стэн пытается ударить Картмана в лицо, но тот останавливает удар, крепко ухватив Стэна за предплечье. Стэн пытается вырваться, но безуспешно.


Эрик (негромко): Неувязка в том, что я не пользовался оружием.

Свободной рукой Картман пинает Стэна в грудь - на первый взгляд несильно, но тот отлетает на несколько метров и катится по земле.


Стэн (вскакивая на ноги и вновь бросаясь на Картмана): Гад!
Эрик (вновь останавливая удар и швыряя противника наземь): Сам гад. Я никогда не удерживал девушку силой. (Стэн опять летит наземь) Я не выманивал любовь с помощью угроз. (Стэн вновь летит наземь) Я никогда не строил отношений на шантаже! (пинает Стэна так, что тот встаёт не сразу) Потому что я люблю Вэнди!
Стэн (поднимаясь на ноги и отплёвываясь кровью): Ненавижу тебя!
Эрик: Ну и дурак. Ваши отношения сугубо ненормальны и долго бы всё равно не продлились. Вы бы только мучались вместе.
Стэн (после очередного падения): Может, тебе ещё спасибо сказать?
Эрик: Рано. Скажешь, когда повзрослеешь и поймёшь, что я был прав. А когда встретишь ту, что будет с тобой добровольно - придёшь благодарить меня с подарками и бухлом. Учти, я люблю шоколадный торт и спрайт.
Стэн: У-у-убью!!!
Эрик (напевает, продолжая наносить удары): И упал он заместо нас, (удар!) было парню тринадцать лет, (удар!) эх, судьба не сложилась на этот раз, (удар!) Стэн промедлил, а Картман - нет! (удар!!!)

Стэн падает и остаётся недвижим.


Эрик (громко): Не слышу поздравлений.
Баттерс: Да они деньги потеряли, все же ставили против тебя! Но я тебя поздравляю!
Кайл (протискиваясь к Вэнди): Вэнди, можно тебя попросить?
Вэнди (довольно улыбаясь): Да, Кайл?
Кайл: Займи мне десять баксов. Я все свои деньги поставил на Стэна... и проиграл. А десять баксов срочно нужны - отдать Картману за проигранный спор.
Вэнди: А о чём вы спорили?
Кайл: Спорили, удастся ли ему завести любовные отношения с какой-нибудь девчонкой. Судя по всему, он выиграл.
Вэнди: Что-о-о?! Кайл, ты уверен?
Кайл: Конечно. Мы поспорили утром того дня, когда он так разительно изменился. На автобусной остановке, если быть совсем точным.
Вэнди: Не может быть... Но почему, почему я?!
Кайл: Видимо, он счёл тебя... наиболее...
Вэнди: Легкодоступной? Боже, какая я дура!!!
Кайл: Так десять баксов займёшь?
Вэнди (сквозь слёзы): Нет. Скажи ему, что спор он проиграл. Хотя нет, я ему сама скажу!!! (протискивается сквозь толпу)
Кайл: Быть мне адвокатом, как папа. У меня явно талант.

Эрик замечает Вэнди и машет рукой, направляясь к ней с широкой улыбкой.


Эрик: Ну как я, а? Всё как обещал - ни одного серьёзного ушиба и не получил, и не нанёс. Эй, да что с тобой?
Вэнди: Ты проиграл, Картман.
Эрик (воспринимая это как шутку): То есть это я там валяюсь с пивной кружкой дяди Джимбо в штанах? (смеётся)
Вэнди: Какой же ты подлец! Ты проиграл спор Кайлу!!!
Эрик: Да мы с ним вроде ни о чём и не спорили.
Вэнди: Но тебе мало было выигранного спора - тебе хотелось унизить Стэна, унизить перед всей школой!
Эрик: Я не понимаю, о чём ты говоришь.
Вэнди: Всё ты понимаешь, жирдяй!
Эрик (со свистом втягивая воздух): Чую, еврейским духом запахло. Что за спор? Вэнди, поясни!
Вэнди: Да можешь уже не притворяться - больше незачем! Продолжай называть меня сукой!
Эрик: Притворяться? Ага, всё-таки Кайл. Что этот сионист тебе наплёл?
Вэнди: Может, ты будешь отрицать, что поспорил с ним на десять баксов?
Эрик: Да на такую мизерную сумму я с ним последний раз в четвёртом классе спорил. В чём спор-то был?
Вэнди: Тебе хочется окончательно меня унизить? Изволь - вы поспорили, что ты закрутишь любовь с кем-нибудь! И ты выбрал меня!
Эрик: Вэнди, это гнусная ложь!
Вэнди: Кайл не лжец! В отличие от тебя!
Эрик: Да он еврей! А евреям лгать так же естественно, как и дышать!
Вэнди: Это стереотип!
Эрик: А почему среди них так много адвокатов?
Вэнди (устало): Хватит. Я больше не хочу тебя видеть - никогда. Не подходи ко мне больше.
Эрик: Вэнди, я люблю тебя!!! (закусывает губу) Чёрт! Дьявол! Кайл! Кайл... тебе не жить. Богом клянусь - тебе не жить.

Бар Южного Парка.
Картман заходит в практически пустой по причине раннего времени бар и плюхается за стойку.


Бармен: Вижу, у тебя проблемы, малыш.
Эрик: Да. Меня бросила девушка... которую я люблю больше всего на свете!
Бармен: Я знаю, что тебе поможет.
Эрик (с внезапной надеждой): Что же?
Бармен: Выпей это.
Эрик: Говнистый какой-то вкус. Что это за хрень?
Бармен: Безалкогольное пиво. Извини, больше ничего тебе предложить не могу - ты ещё мал.
Эрик: А моему другу?
Бармен: Какому другу?
Эрик: Бенджамину Франклину (протягивает купюру)
Бармен: А что твой друг предпочитает?
Эрик: На ваш выбор. Чтоб болеть перестало... или хотя бы слабее болело.
Бармен: Вот тебе брэнди. Только послушай меня, малыш - выпивка тут не поможет. Тут поможет разве что работа - да такая, чтобы ты бегал весь в мыле и на страдания времени просто не оставалось. Ты кем работаешь?
Эрик: Учителем. Но это не такая работа - вряд ли поможет. Там всё спокойно, размеренно...
Бармен: Эх, я тебе завидую, парень. А у меня в баре как народ подтянется к вечеру - так бегаешь, ног под собой не чувствуя, и всё равно не успеваешь. Даже не знаю, что делать.
Эрик: Я знаю, что вам поможет.
Бармен (с внезапной надеждой): Что же?
Эрик: Выпейте это (наливает из первой попавшейся бутылки).
Бармен (опрокинув стопку): Эх, хорошо... Что? Да, парень, у тебя явно талант бармена.
Эрик: Возьмёте меня в ученики? Хотя бы на этот вечер? Хочу забыться.
Бармен: Хорошо, попробуй. Только сам не пей - уши оборву.
Эрик: Не буду. Покажите мне, как смешивать коктейли - это ведь самое главное в профессии бармена?
Бармен: Самое главное в нашей профессии - это выслушивать проблемы людей и каждому из них умело впаривать выпивку в качестве решения.
Эрик: Понял.
Бармен: О, первый посетитель! Давай, обслужи его!

В бар заходит печальный Джеральд Брофловски и понуро плетётся к стойке.


Эрик: Это я удачно зашёл. (Джеральду) Вижу, у вас проблемы. Присаживайтесь, не стесняйтесь. Тут все свои. Первый стакан - за счёт заведения. (придвигает к нему свой стакан брэнди)
Джеральд: О, от этого я таки совсем не могу отказаться! (выдувает залпом)
Эрик: Шикарно...

Через некоторое время в бар заходят Рэнди Марш, Нэд и Джимбо - и с удивлением таращатся на открывшуюся их глазам сцену.


Джеральд (ухватив Эрика за рукав и утирая им слёзы): Да, у меня проблемы с эрекцией! Это ужасно! Извини, малыш, что я вывалил всё это на тебя...
Эрик (обрывая его): Да ничего страшно, это бывает у всех. Думаю, я сумею вам помочь. (наливает стакан виски за стойкой, так что вошедшие этого не видят)
Нэд: Интересно, что он "вывалил"? И как он собирается помочь? Неужели так, как я думаю?
Джимбо: Рэнди, а ты знал, что твой друг Джеральд - педофил?
Рэнди: Ну, он как-то говорил, что любит детей, но я подумал, что он шутит...
Эрик: Ваша проблема, мистер Брофловски...
Джеральд: Просто Джеральд.
Эрик: Ваша проблема, Джеральд, состоит не в вас.
Джеральд (с надеждой): А в чём?
Эрик: Проблема ваша в том, что ваша жена - здоровенная жирная тупая сука.
Джеральд: Меня нигде так хорошо не понимают, как в этом баре! Я люблю это место! Налей мне ещё!
Эрик (придвигая стакан): Пейте, а я сейчас.

Картман подходит к двум девушкам, скучающим в углу бара.


Эрик: Привет, девчонки! Помните меня?
Первая девушка: Э, да ты тот пацан, в чьём домике для игр мы когда-то тусовались!
Эрик: Точно. Круто было. А теперь вот я работаю в баре, выслушивая занудные истории до неприличия богатых засранцев. Полный отстой.
Вторая девушка (навострив уши): Богатых?
Эрик: Ну да. Вот, например, вон тот мужичонка у стойки бара - на самом деле очень высокооплачиваемый адвокат, денег у него - как грязи!
Первая девушка (подозрительно): Что-то он не сильно похож на преуспевающего адвоката.
Эрик: Просто сейчас он расстроен - он ушёл от жены и пытается залить боль утраты бухлом.
Вторая девушка: А чего ж ушёл-то? Может, у него с эрекцией проблемы?
Эрик: Не, он говорил, что ушёл, потому что его жена - здоровенная жирная тупая сука. Ну ладно, мне пора, увидимся!

Девушки переглядываются.


Первая девушка: Похоже, это наш шанс.
Вторая девушка: Наконец-то!
Первая девушка: Богатый и без жены - как раз то, что нужно.
Вторая девушка: А то я уже начала бояться, что мы зря второй месяц таскаемся в этот бар.

Картман возвращается к стойке и продолжает прерванный разговор.


Эрик: Так вот, Джеральд, я уверен, что если вы встретите нормальную девчонку, то никаких проблем у вас не будет.
Джеральд: Да только где ж её найти?
Первая девушка (прижимаясь к Джеральду справа): Привет, красавчик, можно с тобой потусоваться?
Джеральд: О!
Вторая девушка (прижимаясь к Джеральду слева): Ух ты, какой тугой!
Джеральд (польщённо): Серьёзно? Девчонки, вы именно то, что мне нужно!
Первая девушка (шёпотом): Кто тугой-то?
Вторая девушка (тоже шёпотом): Бумажник.
Первая девушка: Я так люблю иудеев!
Вторая девушка: Можно, я буду тебя звать Щедрым Папочкой?
Джеральд (громко): Всем - выпивку за мой счёт!
Бармен (потихоньку подойдя к Эрику): Пацан, это я у тебя должен учиться. Раскрутить на "выпивку за мой счёт" - это вершина искусства бармена.
Нэд: А Джеральд-то, похоже, налево ходит.
Джимбо: Рэнди, а ты знал, что твой друг Джеральд изменяет жене?
Рэнди: Ну, он как-то говорил, что его жена - здоровенная жирная тупая сука, но я подумал, что он шутит...
Первая девушка: Милый, а что ты делаешь сегодня вечером?
Вторая девушка: Может, ты нам покажешь свой дом?
Джеральд: Да, я... О нет! Там же эта...
Первая девушка: Здоровенная жирная тупая сука?
Джеральд: Точно.
Вторая девушка: Тогда, может, ты прикупишь нам с тобой какую-нибудь квартирку?
Джеральд: Девчонки, я нам с вами дом куплю! Пошли быстрее, пока эта здоровенная жирная тупая сука сюда не заявилась.
Первая девушка: Это хорошо, что ты не хочешь её видеть.
Вторая девушка: Да, встречаться с бывшей ни к чему. Надо смотреть в будущее!

Джеральд с повисшими на нём девчонками выходит из бара.


Нэд: А Джеральд-то крутой - снял сразу двоих.
Джимбо: Рэнди, а ты знал, что твой друг Джеральд - секс-гигант?
Рэнди: Ну, он как-то говорил, что он - настоящий мужик, но я подумал, что он шутит...

Распахивается дверь, и в бар вваливаются жёны, среди которых выделяются Шэрон Марш и Шейла Брофловски.


Шэрон: Та-а-ак! Вечер только начался, а они уже в дрезину! Да что же это такое? Рэнди, когда ты успел?
Шейла: А, кстати, где таки Джеральд?
Рэнди (возвышенным голосом с нотками зависти): Он улетел.
Нэд: Но обещал вернуться.
Джимбо (смахивая скупую мужскую слезу): Милый...

Школьный коридор.
Баттерс роется в своём шкафчике, напевая песенку, к нему подходит Картман.

Эрик: Привет! Хорошо поёшь.
Баттерс: Спасибо, Эрик! Я люблю петь!
Эрик: Я могу тебе предоставить такую возможность. Более того, если согласишься - ты меня серьёзно выручишь.
Баттерс: А что надо делать?
Эрик: Сегодня должен быть школьный спектакль перед спонсорами...
Баттерс: Я знаю! "Спящая красавица". Вэнди будет играть прекрасную даму, а Стэн - отважного рыцаря, который её поцелует и спасёт.
Эрик: Они играть не смогут. Так что я надеюсь, что ты сможешь придти на замену.
Баттерс: Ух ты! Я всегда мечтал сыграть отважного рыцаря!
Эрик: Вообще-то ты будешь играть прекрасную даму.
Баттерс: Но Эрик! Все подумают, что я голубой!
Эрик: Все и так думают, что ты голубой.
Баттерс: Ну тогда ладно.
Эрик: Ты б девчонку себе завёл, что ли.
Баттерс: Но я не знаю, как с ней вообще заговорить!
Эрик: Да это элементарно. Сначала нужно привлечь её внимание, потом извиниться...
Баттерс: За что?
Эрик: За способ, которым привлёк внимание. Например, "Извини, Хейди, что вылил суп тебе на блузку". Или "Прости, Милли, что я сунул тебе в парту живую крысу". Или, на худой конец, "Прошу прощения, Биби, что назвал тебя дешёвой шлюхой. Ты не дешёвая".
Баттерс: Круто! А потом?
Эрик: А потом сказать, что в качестве извинения приглашаешь её поужинать.
Баттерс: Ну надо же, как всё просто! Я испробую это прямо сейчас!
Эрик: Стоять! Сейчас ты будешь готовиться к концерту. Держи - вот слова песни, которую тебе нужно будет исполнить.
Баттерс: А кто будет играть отважного рыцаря?
Эрик: Я.
Баттерс: Ты будешь меня целовать?
Эрик: Ни за что. Я внёс в сценарий некоторые изменения.
Баттерс: Это будет круто! Ты победишь всех врагов, как вчера Стэна! Удар, удар, ещё удар! (увлечённо молотит кулаками воздух)
Эрик: Вижу, занятия боксом идут тебе на пользу. Как вообще успехи?
Баттерс: И хорошо, и плохо. Тренер говорит, что у меня хорошо поставленный удар и великолепная реакция, но я... я так и не смог решиться ударить человека.
Эрик: Фигово. А ну-ка, попробуй ударить меня.
Баттерс: Нет, мне тебя жалко...
Эрик: Да ради тренировки, тупица! Ты ко мне и не прикоснёшься - вспомни, что вчера было! Я хочу посмотреть, на что ты способен. Давай. (выставляет вперёд ладонь)
Баттерс: А, тогда ладно. (начинает наносить удары).
Эрик: Давай. Сильней бей. Шире замах! Левой работай! Резче! Ещё раз! Не горбись! Двигай корпусом! На выдохе работай! Активнее! Уходи на апперкот! Наседай! Наращивай темп! Ещё! Что?!

Удар в спину швыряет Картмана наземь и заставляет кувыркаться вдоль коридора. Картман оглядывается - рядом с Баттерсом стоит Шелли Марш.


Шелли: Говнюк, это ты вчера избил моего брата?
Эрик: Да, я.

Шелли движется к нему, но Баттерс заступает ей дорогу.


Баттерс: Эй, дамочка, полегче! Эрик мой друг, и только я имею право его бить!
Шелли: Отвали, молокосос.

Шелли пытается отшвырнуть Баттерса с дороги, но тот уворачивается и на автомате пробивает ей троечку в голову.


Баттерс: Ой!
Шелли (задумчиво потирая подбородок): А ты крутой, малыш. Хороший удар.
Эрик (подходя к Баттерсу): Баттерс, не лезь. Это моё дело. Шелли, ты пришла отомстить за брата?
Шелли: Да ни за что! Я пришла пожать руку тому, кто поставил этого говнюка на место. (жмёт ошеломлённому Картману руку). Ты молодец, и друг у тебя крутой. (собирается уходить)
Баттерс: Шелли, подожди!

Шелли оборачивается.


Баттерс: Прости, что я тебя ударил. Может, ты позволишь в качестве извинений угостить тебя в "Бэнниганс"?
Шелли (широко распахивая глаза): Ты что, серьёзно приглашаешь меня на свидание?
Баттерс (смущаясь и ковыряя ножкой пол): В общем, да.
Шелли: Неужели я тебе нравлюсь?
Баттерс (с жаром): Конечно! Ты такая большая, сильная, зрелая... и очень красивая!
Шелли: Перед таким сочетанием крутизны и неопытности ни одна девчонка не устоит. (краснея) Жду тебя в шесть у моего дома. (убегает)
Эрик: Ни фига себе!
Баттерс: Так что, я только что пригласил девчонку на свидание? Ой! (убегает)

Картман ошеломлённо смотрит ему вслед. О его плечо стукается брошенный кем-то комок бумаги и падает на пол. Картман пару секунд раздумывает, потом подходит и собирается поднять его, но тут перед ним вырастает разгневанная Вэнди.


Вэнди: Толстый, не смей мусорить в моём коридоре!
Эрик: Привет, Вэнди. Это кто-то в меня бросил, я не знаю...
Вэнди (поднимая бумажку): Ага! Это записка!
Эрик: Дай сюда!
Вэнди: Ни за что! Если собрался вести переписку - держись подальше от моего коридора! (читает) "О завладевший упавшей звездой и лишённый души, твоё сердце будет моим!" Подписи нет. Кто это написал?
Эрик: Наверное, Ведьма Пустоши.
Вэнди: Кто?
Эрик: Читать надо больше. Вэнди, я хотел тебе сказать...
Вэнди: Ага! Ты всё ещё пытаешься выиграть свой спор с Кайлом?! Так не буду тебе мешать!!! (убегает)
Эрик: Да эта записка скорее всего для Кайла! У евреев ведь нет души!

Столовая.
Хейди, Нелли, Милли и Рэд горячо спорят, Биби восседает среди них с молчаливой улыбкой превосходства. К ним подходит Вэнди.


Вэнди: О чём спорите?
Биби: Да так... тебе это уже неинтересно.
Вэнди: А всё-таки?
Хейди: Пацанов делим.
Нелли: Вчера у нас в классе появилось сразу несколько свободных парней.
Милли: И всё благодаря тебе.
Рэд: Да, спасибо тебе, Вэнди, что дала мне возможность заполучить Стэна!
Хейди: Нифига! Он мой!
Милли: Хейди, отдай мне Стэна, а себе возьми Кенни.
Нелли: Не трогайте Кенни! Он мой!
Вэнди: Как Кенни? Он же вроде встречается в Биби!
Биби: А я его бросила.
Вэнди: Почему? Он тебя тоже предал, да? А я тебе говорила, что все мужики - козлы!
Биби: Вэнди, ты феминистическая дура. Нет, он меня не предавал и вообще был очень мил и любезен - во всяком случае, тратил на меня даже больше, чем богатенький Токен. Мне было с ним очень хорошо, но надо думать и о будущем. А Кенни - бедный, у него нет никаких перспектив - и поэтому мы с ним распрощались, как только я нашла куда более многообещающий вариант.
Вэнди: Бедный, бедный Кенни! Как он страдает, наверное!
Биби (равнодушно пожимая плечами): Да ничего - Нелли его утешит. Это не проблема для брошенного парня - найти девчонку.
Вэнди (всеми силами стараясь скрыть внутреннюю дрожь): А вы делите только Стэна и Кенни? А как насчёт Картмана?
Хейди: Нет, его мы не делим.
Вэнди: Слава Богу.
Нелли: И не думаем даже делить. Это бесполезно.
Вэнди: Отрадно слышать.
Милли: Потому что у нас ни единого шанса нет.
Вэнди: Это радует.
Рэд: Да, с Биби нам не тягаться.
Вэнди: Что?!
Биби: Видишь ли, я решила забрать Картмана себе.
Вэнди: Но он тебе даже не нравится!
Биби: Ну и что? Зато от него зависят оценки в аттестате, плюс меня радует скорость, с какой он делает карьеру.
Вэнди: Но ты моя лучшая подруга! Ты не можешь так со мной поступить!
Биби: Ты ведь его бросила.
Вэнди: Но не для того, чтобы он достался тебе! Я этого не допущу!
Биби (сдвигая брови): Предупреждаю тебя - не стой у меня на пути. У тебя всё равно нет шансов против меня. Я ему дам то, чего ты не дашь никогда, любительница "хранить невинность до свадьбы". (последнюю часть фразы Биби произносит откровенно издевательски)

Девчонки громко смеются, насмешливо глядя на Вэнди.


Вэнди: Да пошли вы! Я - домой.

Школьный коридор.
Вэнди идёт, не разбирая пути. Только когда перед ней вырастает чья-то фигура, она останавливается и поднимает голову. Это Картман.


Эрик: Нам надо поговорить.
Вэнди: Я не хочу.
Эрик: А придётся. (хватает её за руку)
Вэнди: Отпусти.
Эрик: Только когда скажу, что хотел. Я буду краток. Помнишь тот спор в классе, когда я заплатил Кайлу 100 баксов?
Вэнди: Да.
Эрик: Думаешь, я безропотно расстался с сотней, чтобы выиграть жалкую десятку баксов?
Вэнди: Но я не думала... Чёрт, а ведь и правда...
Эрик: Подумай над этим. И приходи на концерт.
Вэнди: Ой, я же должна была играть принцессу! Но я...
Эрик: Всё в порядке. Я нашёл замену. Уверяю - тебе понравится. (уходит)
Вэнди: Будь ты проклят, Эрик Картман. Проклят за то, что я не могу тебе доверять... и что никак не могу тебя разлюбить.

Концерт.
Баттерс в платье принцессы скучает на вершине каменной башни. К её подножию подходит Картман в рыцарском наряде и с гитарой. Ударив по струнам, начинает петь.


Эрик:
О, роза моя, краски дня догорели,
Так выйди скорей на балкон!
Моя королева, примерно неделя,
Как я безнадежно влюблен.
Я встретил тебя на мосту у канавы,
Когда ты стояла, бранясь,
С торговкой базарной... Как ты величаво
Нас с ней опрокинула в грязь!
Баттерс:
Вот струны гитары опять зазвенели,
Закатный пылает пожар.
Святая Мария, за что наказанье
Терпеть мне весь этот кошмар?!
Мы встретились с ним на мосту у канавы,
Когда я стояла, бранясь
С торговкой базарной. Ах, как величаво
Свалилась та парочка в грязь!
Эрик:
О, донна моя, и с тех пор я страдаю
И снова пою при луне.
О, донна, ты слышишь меня, дорогая?
Так выйди скорее ко мне!
Баттерс:
Святая Мария, с тех пор я страдаю
И мне очень хочется спать.
Ах, как же прогнать его, даже не знаю,
Всю ночь он здесь будет торчать.
Эрик:
Я страстью горю, мне не будет покоя!
О, брось мне хотя бы цветок!!!
О, боже мой, что это? Снова помои?..
Могучий и бурный поток!
Баттерс:
Зачем так орать? Вот не знает покоя!
Все просит какой-то цветок...
Возьму и на голову вылью помои,
Да так, чтоб до нитки промок!
Эрик:
О, донна, за что? Чем моя серенада
Тебе не по вкусу пришлась?
Так вот кабальеро за песни награда -
На голову вылита грязь!
Баттерс:
Скажи, кабальеро, к чему эти муки -
Терпеть мне всю ночь этот бред?
Ведь нет у тебя ни таланта, ни слуха,
А честно - и голоса нет.
Эрик:
Я только цветок попросил, дорогая...
О нет, не бросай, пощади!
Не надо в горшке - я и так умираю,
Ведь сердце разбито в груди.
Баттерс:
Ну вот, "дорогая" - уже фамильярность.
Ты что-то там пел про цветок?
В душе закипает холодная ярость,
И вниз улетает горшок.
Эрик:
О, как ты прекрасна при лунном сиянье,
Когда ты швыряешь горшком!
Клянусь, ты теперь одержима желаньем
Убить меня этим цветком.
Баттерс:
Ах, как ты прекрасен при лунном сиянье
В помоях, земле и цветах!
Клянусь, я сейчас одержима желаньем... -
Скорей обратить тебя в прах!
Эрик:
Устрой передышку - наверное, жарко,
А то все бросаешь цветы.
Любимым действительно дарят подарки,
Но разве с такой высоты?
Баттерс:
Пошел бы к фонтану, наверное, жарко,
Помылся бы там заодно.
А хочешь получше мне сделать подарок,
Так камнем отправься на дно!
Эрик:
Ну что же, я больше торчать тут не стану,
Топиться пойду вместо сна!
(Вот сцена: выходишь ты утром к фонтану,
А я вдруг всплываю со дна)
Баттерс:
Неужто услышал, меня покидает...
Да здравствует мир и покой!
Никто тишину больше не нарушает,
Я спать отправляюсь домой.
Эрик:
Ну ладно, прощай, ухожу, моя донна,
Ведь мне еще надо успеть
К троим забежать постоять под балконом
И всем серенады пропеть...
Баттерс:
Ну вот, наконец-то ушел воздыхатель
И больше уже не придет...
О Боже, видать, не удастся поспать мне:
Теперь у соседей поет!..

Зал взрывается рукоплесканиями.


Спонсор (наклоняясь к директрисе Виктории): Как называется спектакль?
Директриса Виктория: "Спящая красавица"
Спонсор: Это самая оригинальная трактовка, что я видел. Обычно рыцарь спасает принцессу от сна, а тут сон спасает принцессу от рыцаря.
Директриса Виктория: Это же Эрик Картман. В его сочинении вообще благородный рыцарь спасал свой сон от принцессы.
Мистер Мэкки: Да, это вам не отстой, который готовил Гаррисон.
Спонсор: А что там было?
Мистер Мэкки: Там показывались события ночью после свадьбы рыцаря и принцессы.
Директриса Виктория: Хотя разбудить принцессу рыцарю так и не удалось.

Гримёрка.
Картман сдирает с себя латы рыцаря, Баттерс спешно переодевается в костюм.


Эрик: Отлично, успеваем. Твой лимузин у входа будет через 10 минут, так что у дома Маршей будешь ровно в шесть. Потом едете в "Бэнниганс", который я арендовал на этот вечер только для вас, там едите, танцуете, слушаете приятную музыку в живом исполнении...
Баттерс: Но я боюсь! Я не знаю, как себя вести и что говорить!
Эрик: Поверь мне, Баттерс - просто будь собой. Не строй из себя невесть чего, но и не стесняйся. А для разговора вам нужно найти тему, которая интересна вам обоим.
Баттерс: А что делать после того, как мы поедим, потанцуем и поговорим?
Эрик: Это тебе мать-природа подскажет. Действуй, как захочется.
Баттерс: Спасибо, Эрик! Ты так заботишься о своих друзьях!
Эрик: Конечно. Уверен, мой друг Стэн будет просто счастлив, когда узнает, что ты встречаешься с его сестрой. Это будет очень весело.

Входит Вэнди.


Вэнди: Мы можем поговорить наедине?
Баттерс: Конечно! Я убегаю на свидание! Пока, ребята!
Эрик: Я слушаю.
Вэнди: Ты можешь поклясться, что не заключал пари с Кайлом? Поклясться самым дорогим, что у тебя есть?
Эрик: Могу, конечно. Клянусь здоровьем матери - я не заключал пари с Кайлом насчёт тебя. Только это ничего не изменит.
Вэнди: Почему? Ведь если ты не виноват...
Эрик: А это неважно - важно, что ты внутренне готова поверить в мою вину. Честно говоря, я уже жалею, что изменился. Это бессмысленно - ибо отношение ко мне точно такое же. Добрый Картман в глазах окружающих ничуть не лучше и не хуже злого - они одинаковы!
Вэнди: Но зачем быть злым?
Эрик: Не понимаешь? Когда у тебя избыточный вес, когда твоя мать - дешёвая шлюха, когда твой единственный друг - Лягушонок Клайд, то нужно как-то защищаться от пренебрежения, насмешек и издевательств окружающих! А лучшая защита - это нападение. Прежде чем тебя ударят - бей первым! Иначе нельзя. Иначе затопчут. Я не родился злым, и не стал злым - меня злым сделали!
Вэнди: Это война.
Эрик: Да! Ты посмотри вокруг - так оно и есть. Война, вечная война всех против всех - точно по рецепту классиков либерализма. Только вот некоторым везёт отсыпаться при штабах, а кто-то с самого рождения оказывается заброшен на передовую. Мы появляемся на свет, весёлые и жизнерадостные, уверенные, что нас ждёт рай - а нас толкают на дорогу в ад.
Вэнди: Я не знала, что у тебя такие мысли...
Эрик: Ты и сейчас не знаешь моих мыслей. Я напрасно ворвался в твой сон, напрасно пытался тебя разбудить. Спи дальше.
Вэнди: Чёрт! Эрик, я не знаю, что мне делать! Не знаю!
Эрик: Верить.
Вэнди: Во что?
Эрик: Верить мне.
Вэнди: А если я не могу?
Эрик: Тогда продолжай спать.
Вэнди: Ты безжалостен.
Эрик: Меня тоже никто не жалеет.

Скрипит открываемая дверь, и Картман с Вэнди, уже готовые двинуться навстречу друг другу, останавливаются.


Директриса Виктория: Эрик, родительское собрание вот-вот начнётся.
Эрик: Отлично. Ох, сейчас кое-кто огребёт не по-детски! Пока, Вэнди.

Вэнди выходит вслед за ними и сталкивается с печальным Кайлом.


Вэнди: Привет. Что с тобой?
Кайл: Отец бросил маму. Это ужасно!
Вэнди: Но почему? Ты его спрашивал, почему?
Кайл: Спрашивал. Он сказал: "Потому что твоя мамаша - здоровенная жирная тупая сука".
Вэнди: Где-то я это уже слышала...
Кайл: И то верно... Картман! Это из его песенки! Это он разрушил нашу семью, я уверен!
Вэнди: Кстати, о Картмане. Ты вчера сказал мне правду?
Кайл: А почему ты сомневаешься?
Вэнди: Отвечай на вопрос.
Кайл: А в чём дело?
Вэнди: Опять твои еврейские штучки?! Поклянись, что сказал мне правду. Здоровьем родственников поклянись!
Кайл: Не буду!
Вэнди: Ах, вот значит как...
Кайл: Клянусь... э-э-э... здоровьем братишки! Верь мне!
Вэнди: Хорошо. Поверю тебе. (уходит)
Кайл: Надо купить Айку иммуностимуляторов - на всякий случай. А то мало ли...

Дом семьи Тестабургер.
Миссис Тестабургер входит усталая, но довольная.

Вэнди: Мама! Как прошло собрание?
Миссис Тестабургер: Очень хорошо. Как выражается ваш новый учитель, шик-а-а-рно.
Вэнди: И как он выступил на собрании?
Миссис Тестабургер: Шик-а-а-рно. Кстати, перед тобой новая глава родительского комитета - это благодаря ему.
Вэнди: А как же мама Кайла?
Миссис Тестабургер: А её вообще исключили из родительского комитета. Оказалось, она скверно влияет на детей - Эрик открыл нам глаза на этот вопиющий факт. Кроме того, от хороших жён мужья не уходят.
Голос Мистера Тестабургера: Да и от плохих - уходят тоже далеко не все. Вот я, например, до сих пор с тобой мучаюсь...
Миссис Тестабургер: Только попробуй уйти - я тебя из дому выгоню! (дочери) Кстати, я должна перед тобой извиниться. Что же ты сразу не сказала, что он учитель? Я бы тогда отнеслась к вашим отношениям совсем по-другому.
Вэнди: Так ты не против нашего романа?
Миссис Тестабургер: Конечно, против. Стэн куда перспективнее. Но вот небольшую интрижку, ради хороших оценок в аттестате - я могу только приветствовать.
Вэнди: Но это же подло!
Миссис Тестабургер: Зато эффективно. Все так делают. Уверена - твои подруги скоро начнут на него настоящую охоту.
Вэнди (угрюмо): Уже начали.
Миссис Тестабургер: Вот видишь! А ты мне не веришь.
Вэнди (тихо): Сегодня все меня призывают верить. (громко) А откуда взяться вере, если её нет? И что делать, чтобы она появилась?
Миссис Тестабургер: Обычно я в таких случаях слушаю христианскую музыку. Вот, например, один из моих любимых дисков - детишки куда младше тебя, но как одухотворённо поют, сколько святости в их кротких взорах и лицах! (протягивает диск дочери)
Вэнди: "Дети Веры"? Ой, да это же...
Миссис Тестабургер: Что?
Вэнди: Ничего. Пойду послушаю. (бежит в свою комнату, прижимая диск к груди).
Миссис Тестабургер: Давно бы так. Надеюсь, этот диск изменит её жизнь и она станет истинной католичкой, как я. Кстати, дорогой мой муж-ублюдок! Что ты там говорил про мучения со мной, лживый сукин сын? Иди сюда, мешок дерьма, разберёмся!

Вэнди вставляет диск в компьютер и запускает первый трек. Играет знакомая мелодия, Вэнди же разглядывает обложку с благочестиво глядящим в небеса Картманом - и не может удержаться от хихиканья, настолько его притворное благочестие комично.


Звучит песня:
В моей душе покоя нет -
Весь день я жду Иисуса.
Без сна встречаю я рассвет -
И всё из-за Иисуса.
Со мною нет Иисуса,
Ах где найти Иисуса?
Могу весь мир я обойти,
Чтобы найти Иисуса...
Чтобы найти Иисуса -
Могу весь мир я обойти.
О вы, хранящие любовь, божественные силы
Пусть невредим вернется вновь
Ко мне Иисус мой милый.
Но нет со мной Иисуса,
Мне грустно без Иисуса,
Клянусь, что всё бы я отдал,
На свете для Иисуса...
На свете для Иисуса...

Вэнди, кусая губы, чтобы не расхохотаться, перескакивает на другую дорожку.


Звучит песня:
Рай! Обещают рай твои объятья,
Дай мне надежду, о Иисус желанный,
Знай! Духовных мыслей мне сладка слепая власть,
Безумец - раньше я не знал, что значит страсть!
И днём и ночью я Спасителя приму,
И не Мадонне я молюсь, а лишь Ему...

Вэнди, зажмурившись и фыркая, перематывает ещё.


Звучит песня:
Иисус-батяня, батяня-Иисус,
За спины ребят ты не прятал свой пульс...

Вэнди (не в силах бороться с подступившим хохотом): Это запредельно! Да будь он кем угодно - лжецом, подлецом, но без него мир был бы невероятно скучен! (заливисто смеётся)
Миссис Тестабургер (слыша смех дочери): Вот что христианский рок животворящий делает.



Комната Стэна.
Стэн лежит, весь в бинтах и синяках, с безучастным видом глядя в потолок. Слышится стук в дверь.


Стэн (безразличным тоном): Войдите...

Входят Кенни и Картман.


Эрик: Добрый день, это я. Помнишь меня?

Стэн стонет.


Эрик: Не бойся, я тебя бить не буду. Я пришёл извиниться - не узнал тебя в темноте, и принял тебя за вора... т.е. за опасного бандита! Просто мы с Кенни играли в полицию... правда, Кенни?
Кенни: Угу.
Эрик (положив руку на плечо Кенни, заговорщицки): Кенни особенно тяжело. Он так переживает из-за того, что ты пострадал...
Стэн: Заканчивай, а? На Юбэра ты всё равно непохож, как не старайся.
Эрик: По крайней мере, я попытался. Извини, я и не думал, что ты так сильно пострадал. Прости, я старался сильно тебя не бить...
Стэн: Да это и не ты, идиот! Ты мне даже ни одного синяка не поставил.
Кенни: Тогда кто это с тобой сделал?
Стэн (скривив губы): Дядя Джимбо - за то, что я взял без разрешения его любимую пивную кружку. Мне ещё повезло.
Эрик (скептически осматривая его): Да, ты очень похож на человека, которому повезло.
Стэн: Если бы он узнал, что именно я прикрывал кружкой - он бы меня убил.
Эрик: Я фигею от взаимоотношений в вашей семье.
Стэн: Зачем ты пришёл?
Эрик: Поговорить о том, как мы будем жить дальше.
Стэн: Это и так понятно - ты будешь крутым, целоваться с Вэнди, а я стану всеобщим посмешищем и наверное опять запишусь к готам. (монотонно) Жизнь - это боль. Жизнь - это только боль. Вы - кучка нацистских конформистов.
Эрик (таким же тоном): Вы зомби, движущиеся к могиле. Убогая жизнь, состоящая только из боли. Я тону в океане страданий, могильный холод ползёт по бледной коже. Счастье захлебнулось в глубоком море отчаяния. Вокруг меня одна темнота, в которой подыхает моё изнасилованное сердце. Боль вечна.
Стэн (оживая): Ух ты, круто. Можешь повторить помедленнее? Я записываю.
Эрик: Да без проблем. Как думаешь - меня готы примут?
Стэн: Но почему тебя-то к ним тянет?
Эрик: Она меня бросила, Стэн.
Стэн (вскакивая с постели): Йаху-у-у!
Эрик: Чувак, это не готично.
Стэн: Да пошли эти педрилы-готы куда подальше! И ты вместе с ними. А я люблю жизнь!
Эрик: А как же перспектива быть посмешищем для всей школы?
Стэн (стискивая зубы): Как-нибудь переживу.
Эрик: У меня есть идея, как пережить это максимально безболезненно. Более того - сделать так, что тебя все резко зауважают.
Стэн: Это невозможно.
Эрик: Всё дело в том, что я поставил в этом бою на себя довольно приличную сумму - а поскольку все ставили в основном на тебя, то я сорвал на этом деле очень хороший куш. Вот я и предлагаю - распустить слух, что это и было нашей главной целью, а бой был подстроен.
Стэн: По-твоему, я соглашусь заявить, что позволил себя избить за жалких 10 баксов?!
Кенни: Я бы позволил.
Эрик: Почему ты решил, что речь идёт о 10 баксах?
Стэн (задумчиво): Так я позволил избить себя всего лишь за 100 баксов? Хммм...
Кенни: Впервые слышу, чтобы "всего лишь" и "100 баксов" употреблялись в одном предложении.
Эрик: Стэн, ты на правильном пути. Сделай ещё усилие.
Стэн: О! Да, я позволил себя избить за тысячу баксов!
Кенни: За такую сумму я бы позволил себя не только избить.
Эрик: Если быть точным - за две с половиной тысячи.
Кенни: Эрик, ты не хочешь и меня избить? Только намекни.
Эрик: Вижу, мы договорились. Значит, сейчас идём на улицу, изображая из себя лучших друзей и посмеиваясь над одноклассниками, которых мы лихо развели на бабки.
Стэн: Идём.

Стэн быстро освобождается от большей части бинтов и выходит вместе с Картманом и Кенни в коридор. Внезапно он резко останавливается.


Стэн: Это в комнате Шелли! Ей плохо!
Эрик: С чего ты так решил?
Стэн: Она стонет!
Кенни: Это совсем не значит, что ей плохо. Может быть и наоборот.
Стэн: У неё сегодня было свидание с каким-то крутым пацаном! Наверное, этот негодяй разбил ей сердце, и она стонет от боли!
Эрик: А вот это готично.
Стэн: Я должен посмотреть, как она!

Стэн бросается к двери, Картман и Кенни его удерживают.


Эрик: Она тебя убьёт, если попадёшься ей под горячую руку.
Кенни: Если бы кто ворвался ко мне в комнату, когда я издаю стоны - я бы точно убил.
Стэн: Кенни, ты сексуально озабоченный маньяк! Мир - это не кукольная любовь Барби и Кена, это место, полное адских мук и горьких разочарований! Люди стонут от боли!
Эрик: Стэн, я бы тебе советовал пригласить Генриетту на свидание. Она будет от тебя в восторге.
Стэн: О нет! Она перестала стонать - наверное, потеряла сознание от боли!
Кенни: Да Генриетта ему отдастся на первом же свидании.
Стэн: Я обязан посмотреть, что с моей сестрой, и помочь ей облегчить боль!

Стэн вырывается из рук ребят, вламывается в комнату сестры и щёлкает выключателем.


Стэн: Шелли, тебе больно? Что слу... Что?!
Кенни: А у твоей сестры шикарные сиськи.
Стэн: Баттерс!!! Ты почему голый? О нет, только не это...
Баттерс: Привет, пацаны.
Стэн: Баттерс, ты трахнул мою сестру?!
Баттерс: Ну, в общем-то, да.
Стэн: Как ты мог???
Баттерс: Мать-природа подсказала.
Эрик: Подумать только - и этого паренька я считал посредственностью. Никогда так сильно в людях не ошибался.
Кенни (бросаясь перед Баттерсом на колени): О Великий Мастер! Умоляю, возьмите меня в ученики!
Стэн: Прекратите делать вид, что одобряете его гнусный поступок!
Эрик: А мы его и не одобряем.
Кенни: Да, не одобряем.
Эрик: Мы им восхищаемся.
Кенни: А я перед ним преклоняюсь. (кланяется)
Шелли: Говнюки, а ну быстро убрались из нашей комнаты!
Стэн (в шоке): Вашей???
Шелли: Да я вас всех...
Баттерс (успокаивающе положив ей руку на плечо): Спокойно, малышка. Я разберусь.
Стэн (в ещё большем шоке): Малышка???

Баттерс заворачивается в простыню и подходит к ребятам.


Баттерс: Пацаны, если хоть кто-то проболтается - пожалеет о факте своего рождения.
Эрик: Клянусь, от меня никто не услышит ни слова.
Кенни: От меня тоже, учитель.
Стэн: А что ты мне сделаешь?

Баттерс вместо ответа бьёт его в подбородок, так что Стэн вылетает из комнаты и врезается в стену напротив, заставляя штукатурку осыпаться.


Баттерс: Намёк понятен?
Стэн (осторожно ощупывая челюсть): Более чем.
Шелли: Так его, говнюка! Какой же ты крутой!
Баттерс: Пацаны, а ну быстро свалили отсюда.

Картман молча хватает Кенни за руку и они пулей выскакивают из комнаты. Баттерс захлопывает дверь, слышен звук запираемого замка.


Голос Баттерса: Малышка, твой Брутальный Бычище идёт к тебе!
Стэн: А-а-а!!!

Улица.
Картман и Кенни с двух сторон поддерживают Стэна, бредущего в полной прострации.


Стэн: О нет! Какая боль!
Эрик: Стэн, да успокойся уже. Подумаешь, твоя сестра встречается с Баттерсом. Было бы о чём волноваться.
Стэн: Посмотрел бы я на тебя, если бы твоя сестра встречалась с кем-то из мэлвинов!
Эрик: Если бы у меня была сестра, я был бы до того счастлив, что разрешил бы ей встречаться не только с мэлвинами, но даже и с Кайлом.
Стэн: Я самый несчастный человек в Сауз-Парке!
Эрик: Да ничего подобного. Есть люди и понесчастнее тебя.
Стэн: И почему же ты несчастнее меня?
Эрик: При чём тут я? Я имел ввиду Кайла.
Стэн: Ты уверен, что он несчастнее?
Эрик: Я на это надеюсь.
Кенни: Давайте у него спросим лично.

Ребята останавливаются на краю футбольного поля. Всё идёт как обычно - две команды рубятся в футбол, готы курят и проклинают конформистов, Пип, примотанный скотчем к скамье, пытается освободиться. Необычна лишь одна деталь - Кайл, сидящий рядом с готами на скамье и с видом полного разочарования в жизни закрывающий лицо руками.


Токен: Привет, пацаны! Ой, а чего это вы вместе?
Эрик: Потому что мы - друзья. Вы что, серьёзно поверили, что мы разрушим нашу дружбу из-за девчонки? Вы адски тупые!
Токен: Ах вот оно что... Вы у меня двести баксов выманили!
Эрик: Спокойно, Токен. Твои двести баксов теперь в надёжных руках и пойдут на благотворительные цели.
Токен (подозрительно): Это какие же?
Эрик: В нашем мире есть только одна воистину благотворительная цель - забота об Эрике Картмане.
Токен: Я и не сомневался. Ладно, давайте в футбол погоняем.
Стэн: А чего ж вы Кайла не приглашаете?
Токен: Он не хочет. Говорит, что он самый несчастный человек в Сауз-Парке и потому предпочитает страдать от боли.
Стэн: Э! Никакой он не самый несчастный!
Эрик: Самый-самый, уж поверь.
Стэн (подходя к Кайлу): Чел, ты чего о себе возомнил? Считаешь себя самым несчастным в нашем городе?
Кайл: Так ведь так оно и есть.
Стэн: Нифига! Моя боль сильнее твоей!
Генриетта: Отлично сказано.
Кайл: Ничего подобного.
Стэн: Да что ты вообще знаешь о боли?
Генриетта: Вот это парень!
Кайл: Я знаю, что мне больно.
Стэн: Фу! Детсад! Ты не можешь постичь всю необъятность Вселенной моей боли.
Генриетта: Кажется, я начинаю влюбляться.
Кайл: Да что с тобой могло случиться?
Стэн (громче): Меня избил жирдяй на глазах всей школы - очень больно избил!
Кайл (громче): А мой отец бросил мою мать!
Стэн (ещё громче): А Баттерс трахнул мою сестру! Больно трахнул! Она стонала от боли!
Генриетта: Хмм, а вот такую боль я ещё не испытывала. Надо будет попробовать.
Кайл (ещё громче): А моя мать пыталась покончить с собой, после того как её выгнали из родительского комитета!
Стэн (кричит): А мой дядя Джимбо узнал, что я без разрешения брал его любимую кружку!!!
Кайл (кричит): А я обманул Вэнди!!!

Пауза. Все смотрят на Кайла.


Стэн: Ты выиграл.
Пип (всё ещё пытаясь освободиться от скотча): Не хотел бы я быть на твоём месте.
Эрик: Кайл, мне впервые в жизни тебя жалко.
Генриетта (Кайлу): Так, паренёк, двигай отсюда. А то под горячую руку и мы попадём.
Кайл: Вы же любите боль!
Генриетта: Боль бывает разная. Мы готы, а не мазохисты.


@темы: Южный Парк, фанфик, Картман/Вэнди

Комментарии
2009-11-14 в 15:11 

васисуалий лоханкин в поисках варвары
Все эти аллюзии,отсылки и пародии необыкновенно поднимают настроение **

2009-11-14 в 18:06 

south_fics
Das Auge - für das Auge, den Zahn für den Zahn
Думал, что как в прошлый раз круто уже не получится... ан нет. Всё стало ещё лучше. Опыт, не иначе. :)

Теперь немного субъективной критики. На мой взгляд, минусов почти нет. Есть небольшое темповое несоответствие в начале: Кайл как-то сразу и без запинок подставил Картмана, а Вэнди так же быстро повелась. Кенни получился слишком озабоченным. Перед Батерсом он не встал бы на колени ни за что.

Плюсов очень много. Самые большие: хорошая динамика, классные диалоги, интригующий сюжет. Сцена с Шелли и Батерсом выше всяких похвал. Разговоры мужиков в баре - убойно ржачные. Одним словом: блеск!

URL
2011-07-03 в 21:30 

Классно пишешь)))Это целый роман)НО: Они же 4 - клашки!!!!!!Картман совсем не тот...какой то слишком ... надеюсь в самом конце он просто скажет что всех наколол )))

URL
2011-07-06 в 13:09 

Cartmanez
Гость Классно пишешь)))Это целый роман)

Спасибо!

Они же 4 - клашки!!!

Кто сказал???
Не, они тут чуток постарше. :)

Вообще, насчёт возраста - в эпилоге будет объяснено. )))

     

south_fics

главная