14:14 

Спецвыпуск. Серия №4 - Старые песни мистера Хэнки о главном

Cartmanez
Как известно, поэтический конкурс на south-parkx.info закончился убедительной победой главы нашего сообщества!

В честь этой знаменательной победы выходит спецвыпуск, состоящий из стихов и песен чуть меньше чем полностью.

Дискляймер: Все стихи и песни принадлежат их авторам.


Старые песни мистера Хэнки о главном


Мистер Хэнки: Хэйди-хоу! Сегодня у нас будет необычная серия. Скоро католическое рождество, а значит, нужно глумиться не над всем подряд, а над песенками про то, что нам дорого! У католиков так принято, что ж поделаешь… А начнёт нашу серию… Нет, не Кайл. Начнёт Кенни – благодаря особому месту, которое он занимает в нашем мире… Ой! Я, кажется, проговорился. Ну неважно. В общем, Кенни посмотрел фильм «Зомбилэнд» и решил записаться на главную роль, для чего отправился в Голливуд. Правда, по дороге он умер – утонул в песчаном карьере – но это его не остановило… Слушаем!

Кенни:

Вхожу, роняя то там, то здесь
Ошмётки гниющей плоти:
"Эй, кто тут главный по фильмам спец?
Меня на роль не возьмёте?"

Сделался Спилберг с лица пунцов,
А Лукас — бледнее ваты.
"Слыхал я, "Рассвет живых мертвецов"
У вас снимается пятый?"

Продюсеры шепчут, мол, нет местов,
Актёры давно уж набраны,
И кто ты, мистер, вообще, таков,
Чтобы мы тут швырялись кадрами?

"Вот сердце моё — подойди да вынь,
В нём мыши одни копошатся!
Неужто лишите беднягу вы
Последнего в жизни шанса?

Ведь я — бертолетова соль земли,
Я рос в городских трущобах,
А вы в Сауз-Парке бывали ли?
Что, не довелось? Ещё бы!

Я волком бы выгрызть подчас хотел
Дрожащие чьи-то жилы,
А вы — ласкали своих детей,
Не брезгуя и чужими!

Теперь же, завидев меня едва,
Прячете взгляд бесстыжий —
Подумаешь, чёрная голова!
Подумаешь, рожей не вышел!

Откройте двери, ведь я ваш брат,
Тому ДНК порукой!
Что, мухи кружат? Так ты, камрад,
Бываешь и сам под мухой!

А ты, фантазии сутенёр,
Хичкоковская порода,
Похож точь-в-точь на меня — с тех пор,
Как ум Голливуду продал!

Я мёртв, как ваши сердца мертвы.
Как ваши мертвы идеи.

Как мёртв, с подошв и до головы,
Весь мир ваш на самом деле!

Скажу вам больше — я символ есмь
Вселенского супертрупа,
И вам, гниющим от века здесь,
Меня ненавидеть глупо..."

И в доказательство слов своих
Киношников обнял, после
Сжимал их крепко, пока не стих
Продюсеров сиплый возглас.

Ушел, охранников не таясь,
И не было мне, поверьте
Не жалко вовсе, что в этот раз
Я так и не снялся в ленте.


Мистер Хэнки: Кажется, переделок фильмов больше не будет. Эх, наведался бы Кенни на «Мосфильм» и придушил тех козлов, что «Штирлица» разукрасили… Мечты, мечты. А теперь – Кайл! Любите его, девочки!

Шейла: Кайл, скоро Ханука! Немедленно поиграй с дрэйделом!
Кайл: Не хочу! Я ненавижу эту тупую игру!
Шейла: Немедленно поиграй! У наших предков, живших в пустыне, вообще не было других развлечений!
Кайл: Теперь я понимаю, почему они баловались гашишом и терактами.
Шейла: Что-что-что-что? Марш в свою комнату!
Кайл (выбираясь через окно и бредя по улице): Да, теперь я понимаю палестинцев.

В этих странах кроме перестрелок и молитв
Светских развлечений больше нет —
Может, потому стремится каждый ваххабит
Поскорей покинуть этот свет.

Этим смелым парням и беда не беда,
Полумесяц им друг, а подруга — звезда!

Любите, гурии, простых фанатиков,
Отважных смертников, боевиков,
Бросайте, гурии, "неверных" мальчиков,
Не стоит им дарить свою любовь!

Начертил на небоскрёбе "Я тебя люблю"
Мощным взрывом чей-то динамит.
Кто поздравит с рамаданом девушку свою
Так, как это сделает шахид?

А фанатик живёт без забот и невзгод,
Поджигая фитиль, эту песню поёт:

Любите, гурии, простых фанатиков,
Отважных смертников, боевиков,
Бросайте, гурии, "неверных" мальчиков,
Не стоит им дарить свою любовь!

Отец Макси: Кайл, о чём ты поёшь?
Кайл: О своих далёких арабских родственниках на Ближнем Востоке.
Отец Макси: Да, когда я был молод и отважен, как капитан, я с ними сталкивался… И не могу сказать, что мне это понравилось.
Кайл: А как это было?

Отец Макси:

Жил отважный капеллан,
Он объехал много стран,
И повсюду оставлял христиан.
Тыщ пятнадцать он крестил,
Всех, кого хватило сил,
Даже парочку египетских горилл.

Подходя к алтарю
Напевал он тихо песенку свою:

"Атеист, атеист, обратитесь
В нашу веру, ведь она лучше всех!
Атеист, атеист, причаститесь,
Лишь католикам прощаем каждый грех!"

Но однажды капеллан
Был в одной из южных стран
И попал к шиитам в тёмный зиндан.
На допросах он краснел,
Заикался и бледнел,
Но ни разу покреститься не посмел.

Он чернел, он худел,
И никто ему по-дружески не спел:

"Капеллан, капеллан, обратитесь
В нашу веру, ведь она всех сильней!
Капеллан, капеллан, помолитесь,
Тот лишь светел, кто не кушает свиней!"

Картман (подходя): Чуваки, вы адски тупые! И арабы тупые. Это ж надо – свинину не есть!
Кайл: Да тебе-то её точно стоило бы есть поменьше.
Картман: Хорошо-о-о…
Кайл: Я серьёзно, Картман!
Картман: Хорошо-о-о…
Отец Макси: Кайл, а с чего ты вдруг стал заботиться о комплекции Картмана?
Кайл: Вот он помрёт от ожирения – а мне придётся на похоронах торчать, как одинокому парусу на фоне…


Картман:

Нет, я не плачу, и не рыдаю,
Я сало молча и без хлеба поедаю,
Что наша жизнь — игра, и кто ж тому виной,
Что я увлекся жирною едой?

Хотел я спортом на днях заняться,
Но не могу я ни присесть и ни отжаться!
Единственный снаряд, который по зубам —
Пакет «Подушек сырных» весом двести грамм.

Я как бегемот на болоте
Расту, набираю объем
Стремлюсь обогнать самого Паваротти
Мы, может быть, вместе споём.

И согласитесь, какая прелесть
Печеньки в рот бросаю я, почти не целясь,
Орлиный взор, напор, на выдохе живот
И вот летит печенька прямо в рот.

Приятно ложкой скользить по краю.
Завидуй, Китти! Посмотри – я всё сжираю.
Картошка, мясо, лук, различные жиры…
Не отвлекайте, мне не до игры.

Пусть сохнет от зависти Токен,
А я набираю объём.
По весу уже обогнал бегемота
И дело теперь за слоном.

Я не жирдяй, я лишь пацан с широкой костью.
Мне с аппетитом жутким справиться не просто!
И очень может быть, что мой большой живот
Меня однажды в клочья разорвёт.

Но я не плачу, и не рыдаю,
Одна проблема — в двери я не пролезаю,
И очень может быть, что на свою беду
Однажды я домой не попаду!


Мистер Хэнки: Отлично! Раз уж речь зашла о Ближнем Востоке, то сейчас песню о политической ситуации в регионе исполнит самая моя любимая маленькая белая девочка…

Майкл Джексон: И-ху-у! И-и-ху-у!

Затянулся бурой тиной
В Сауз-Парке мой бассейн,
Я теперь, как Буратино,
Или как Саддам Хусейн…

Мистер Хэнки: Нет! Майкл, сколько тебе раз повторять – ты взрослый чёрный мужик, к тому же мёртвый! А как там тебя Сатана называет – это уж ваше личное дело! А перед нами выступит… Вэнди!

Вэнди: Итак, Стэн, число погибших иракцев уже превышает два миллиона человек и с каждым днём всё увеличивается… Стэн!
Стэн (подавляя зевок): Да, милая?
Вэнди: Ты даже не слушаешь, что я говорю!
Стэн: Я слушаю.
Вэнди: И о чём я говорила?
Стэн: О погоде?
Вэнди: Тебе наплевать на страдания иракцев!
Стэн: Наоборот – я горячо сочувствую гордому народу Ирака…
Вэнди: Давно бы так!
Стэн: …страдающему под игом коммунистического режима Бен Ладена...
Вэнди: Так! Моё терпение лопнуло! Бери гитару! Я буду петь, а ты мне будешь подыгрывать! Давай, гармонист молодой!
Стэн: Кошмар начался…

Вэнди:

Снова замерло все планете,
Мир прозрачен, спокоен и нем,
Только слышно как в Азии где-то
Одинокий бредет дядя Сэм.

То Саддама качнет на верёвках,
То с Ираном загвоздка опять —
Словно нефть потерял он в потёмках,
И не может никак отыскать.

Мир почувствовал признаки спада,
Дым с Багдада несется густой...
Ты признайся, чего тебе надо,
Не броди, дядя Сэм, как больной!

Ведь лекарство твое недалеко,
Нефть в Техасе легко ты найдешь...
Что ж ты бродишь всю ночь одиноко,
Что ж всем странам ты спать не даешь?


Вэнди: Стэн, почему ты такой насупленный? Не нравится песня?
Стэн: Я ненавижу политику. Лучше бы что-нибудь о любви…
Вэнди: Этот отстой я слушать не собираюсь. Пой сам. А я пошла домой.

Стэн:

Я спросил у Картмана,
Где моя любимая?
Жиробас послал меня
И пошёл домой.

Я спросил у Токена,
Где моя любимая?
Негр за шторой спрятался,
В комнате одной…

Я у Кенни спрашивал,
Где моя любимая?
Но бедняк погиб в огне,
Не ответив мне…

Я спросил у Баттерса,
Где моя любимая?
Долго Баттерс слёзы лил…
(Он наказан был).

Друг ты мой единственный,
Где моя любимая?
Ты скажи, где скрылася?
Знаешь, где она?

Кайл ответил преданный,
Кайл ответил искренний:
Я – лучше! А любимая
Нафиг не нужна!

Токен: Эй, хватит петь! Идите сюда – тут Крэйг с Твиком собираются драться!
Стэн: Опять? Из-за чего на этот раз? Снова из-за вагонных споров?
Токен: Они в «Матрицу» играют.


Крэйг:
Драться нам с Твиком — последнее дело,
И с этим согласен любой.
Твик:
Но время идёт, кофейник пустеет,
И тянет на мордобой.

Токен:
И двое сошлись и полсерии бились,
Ногой барабаня в грудь.
Крэйг утверждал: человечество — вирус,
Твик говорил: отнюдь.

Крэйг размножался со страшной силой,
Используя свой кулак.
Твик это делал с девушкой милой,
Ему было лучше так.

Крэйг предлагал, мол, присоединяйся,
Ты станешь одним из нас,
Твик же хватал его молча за яйца,
Натягивая на глаз.

Крэйг побеждал и числом, и лопатой,
Язвителен был и смел.
Твик мало того, что был психопатом,
Ещё и летать умел.

И оба погибли в последней сцене
Почти что в один момент,
Как минус и плюс, как злодей и гений,
Как Избранный и агент.

Мистер Хэнки: Ну что же, друзья, настало время перекусить! Отправимся–ка мы в ресторанчик…

Туонг Лу Ким (в телефонную трубку): Нет, это не ресторан «Говнючий», это ресторан «Гань-вань-ши»! Нет, я не говорил «Говнючий»! Почему вы называете наш соус «Говнючим»? Я его так назвал? Нет, это соус… Ах, вы не довольны, что мы понаехали? Нет, я не чурка неамериканская, я – солдат! Мы все – солдаты демографической войны. Да, я знаю, что Сауз-Парк не резиновый! Но лучше уж здесь, чем…

Здравствуй, небо в облаках,
До свиданья, красный флаг,
Пропади моя тоска,
Ведь попал я в Сауз-Парк!

Эх, рельсы-поезда,
Как я попал сюда?

Здесь не то, что в Поднебесной,
Здесь я нужный и полезный —
Год подряд в каморке тесной
Сам попробуй построчи...
За два цента и харчи.

Не хочешь быть собой —
Возьми и имя скрой,
Пусть полиция побьётся
И над фото посмеётся,
Только ей не удаётся
Разобрать, как не крути —
Кто тут Ли, а кто тут Ким.

Где-то лежит пайцза,
Где-то дом, где не ждут нас назад.
Нет, я не азиат,
Это ветер щекочет глаза!

Шаг вперед и два назад
Под опёкою Триад,
И детей могу сейчас
Сколько хочешь я зачать.

Сауз-Парк нагнуть
Поможет Мао путь!

Ты поймешь, коль будет нужно,
Что за зверь — народов дружба,
Как обманчива наружность,
Как граница безоружна,
Сколько просит пограничник,
Сколько денег влазит в лифчик,
Сколько лиц, личин, обличий
И как много в нас различий...


Мистер Хэнки: Было бы неполиткорректно не дать слово мистеру Гаррисону – он так мечтает поведать нам о своём, о наболевшем — как прогибает он и как прогибают его…


Мистер Гаррисон:

Вот море голубых при всех снимают трусы,
Смущая молодые умы.
Они ресницы красят, чем-то пудрят носы —
Они все такие, как мы.
"Я Робертс не люблю, зато мне нравится Гир" —
Мне заявил один педераст, —
"Не стоит прогибаться под изменчивый мир,
Пусть лучше он прогнётся под нас!"

Один мой друг был военрук, любил только дам,
Был каждый день последним из дней,
Но съездил как-то раз на месяцок в Амстердам —
Теперь – ура! – пассивный он гей.
Лиловые трусы его затёрты до дыр,
Такой, друзья, весёлый рассказ...
Теперь он говорит: "Несправедлив этот мир,
Но скоро он прогнётся под нас!"

Другой держался в русле и теченье ловил,
Не брезгуя и свальным грехом.
Он был садист, был мазохист, он был педофил,
Но кончил, как и все, петухом.
Когда-то его Том пригласил на эфир,
Он там сказал всего пару фраз:
"Пускай не в цвет экрана разукрашен наш мир,
Я верю, он прогнётся под нас!"

И невдомёк всем нам, кто потерял ориентир,
Что гетер может сгинуть как класс,
Но я скажу: уж лучше пусть погибнет весь мир,
Чем этот мир прогнётся под нас!


Мистер Хэнки: А ведь было время, когда такие, как мистер Гаррисон, шли в тюрягу за свои пристрастия. Ему бы там понравилось… Кстати, о тюряге. Пора дать слово её обитателю! Только вот отчего он так шумит?


Трент Бойетт:

Отчего в Абу-Грэйв арестанты шумят?
Отчего безволосые всё понимают?
Вдоль решётки в полосатых одеждах стоят
И полицию не уважают.

Я сижу за решёткой, хоть я ещё мал,
Может это лишь все, что я в жизни узнаю:
Где же Картман, Стэн, Кенни и Кайл?
И про Баттерса не забываю.

Меж лопаток опять горячо-горячо
Апелляция вновь без ответа
И дубинка охранника – вновь по плечу
Чтобы я оторвался от сетки.

Да, сидеть за решёткою — полный отстой,
Я уйду из тюрьмы не печалясь — не стоит.
И охранник махнёт на прощанье ногой
И за мною ворота закроет.

Отчего в Абу-Грэйв арестанты шумят?
Отчего хорошо так гормоны играют?
Ничего – на свободу я выйду опять,
И тогда кое-кто зарыдает…


Мистер Хэнки: Но от грустного нужно перейти к весёлому! А что может быть веселее, чем бар Сауз-Парка? Туда мужчины ходят охотнее, чем экскурсанты – в Собор Парижской Богоматери.

Рэнди Марш, Стюарт Маккормик, мистер Мэкки и Полотенчик сидят в баре. Входят Шэрон и Шелли.

Шэрон: Та-а-ак! Вечер только начался, а они уже в дрезину! Да что же это такое? Рэнди, зачем?

Рэнди Марш и Стюарт Маккормик:

Рай, обещали рай твои объятья.
Но, к сожаленью, начал выпивать я.
Жизнь сорвалась с рельс и покатилась камнем вниз.
Однажды даже мы бензина нажрались.
Алкаш пропитый с красным носом на лице,
Я очень часто засыпаю в холодце.
Да! Я пропил всё, нет за душою ни гроша.
Мужчину водка превращает в алкаша.
И после смерти мне не обрести покой,
И на том свете я опять уйду в запой.

Шэрон: Мистер Мэкки, вы пьянствуете вместе с ними?!
Мистер Мэкки: Нет, что вы! Я не пью алкоголя вообще, п-нятно? Он мне уже не нужен.
Шэрон: Тогда почему у вас такой вид?

Мистер Мэкки:

Свет озарил мою больную душу.
Мне ни коньяк, ни спирт уже не нужен,
И утех любовных мне чужда людская страсть.
Не думал прежде, что могу так низко пасть.
Наркозависимый с проклятьем на челе,
Четвёртый год уже сижу я на игле.
Да! Я даже приучил к наркотикам кота.
В раба мужчину превращает наркота.
И после смерти мне не обрести покой,
Коль не найду я на том свете шприц с иглой.
П-нятно?

Шэрон: Полотенчик, ну скажи хоть ты им!
Полотенчик: А я им говорил, что пить и колоться – полный отстой. Вот пыхнуть —– это совсем другое дело!
Шэрон: А-а-а!

Полотенчик:

Пусть, пусть Минздрав нас всех предупреждает,
Что, что куренье жизнь нам сокращает.
Но с утра до ночи я без устали курю,
И даже ночью покурить пять раз встаю.
Я никогда уроков в школе не учил,
«Букварь» и тот на самокрутки искурил.
Вновь хочу я пыхнуть, так и тянется рука,
Я стал похожим на цыплёнка табака.
И на том свете, когда я концы отдам,
За косячок я душу дьяволу продам.

Шэрон: Да пошли вы в баню!
Полотенчик: Когда идёте в баню, не забудьте взять полотенце.
Шэрон: Дочка! Когда будешь выбирать мужа — думай головой!
Шелли: А как его выбрать?

Шэрон:

Если муж оказался вдруг
То ли муж, то ли так — тюфяк,
Если думаешь, быть ли с ним,
Или лучше с другим —

Мужа в шоппинг тяни — рискни,
Не бросай одного его,
Пусть он ходит везде с тобой —
Там поймешь, кто такой.

Если муж в бутиках — не ах,
Если смотрит, как зверь — на дверь,
И на шляпке пятьсот шестой
Запросился домой —

Значит, рядом с тобой – чужой,
Значит он как мужик – отстой,
Тут не сказки, и замуж тут
За таких не идут.

Если ж он не скулил, не ныл
И с примеркой не торопил,
А когда продавец просил —
Он стонал, но платил.

Если ждал, утирая пот,
Говорил, что тебе идёт, —
Значит, это — терпимый муж,
Потерпи его уж…

Мистер Хэнки: И, наконец, самый несчастный и мой самый любимый паренёк во всём городе, отдающий друзьям как своё сердце, так и свою душу!


Баттерс:

Мой папа был сегодня строг,
Не выпускает за порог,
Брожу по дому, как дурак,
Но мне покоя нет никак!
Ведь Эрик маме позвонил,
Опять её обматерил,
Но обвинят во всём меня…
И в зеркалах качнётся призрак – призрак ремня…

Не бей меня, мама!
Не бей меня, папа!
Послушен я был в этот час,
Хорошо себя вёл!
Не бей меня, Картман!
Не бей, мистер Шляпа!
Послушен я был… только зря.
Я, наверно, осёл…

Телефонный звонок.

Миссис Стотч: Да, я слушаю.
Голос в телефоне: Это ты, моя прекрасная маркиза?

Миссис Стотч:

Алло, алло, мой муж, какие вести?
Давно я дома не была,
Уж целый час, как я в отъезде,
Ну как идут у вас дела?

Голос в телефоне:
Всё хорошо, любимая супруга,
Дела идут и жизнь легка,
И нет у нас печали и испуга,
За исключением пустяка!

Проспорил я пятнадцать баксов,
Что голубым не станет Баттерс!
А в остальном, любимая супруга,
Все хорошо, все хорошо!

Миссис Стотч:
Алло, алло, мой муж, прекрасный случай!
Проспорил – так давай, плати!
Куплю себе я сумочку получше…
Но как он мог, хочу спросить?!

Голос в телефоне:
Всё хорошо, дражайшая супруга
Всё хорошо, как никогда!
Зачем так злобно дышишь в ухо?
Всё это, право, ерунда!

Когда следил за мной он в бане,
Его там педики поймали.
А в остальном, дражайшая супруга,
Все хорошо, все хорошо!

Миссис Стотч:
Алло, алло! Супруг, какая драма!
Ах, до чего мне тяжело!
Я вне себя! Скажи мне прямо!
Как тебя в баню занесло?

Голос в телефоне:
Я в Интернет, любимая супруга,
Зашёл под вечер как-то раз,
И там нашёл хорошего я друга,
Он оказался педераст!

Меня он в баню пригласил,
И там конкретно напоил,
Я рухнул мордою в салат,
После чего подставил зад,
Огонь по жилам разнесло,
И что-то по спине текло,
Тут Баттерс громко завопил,
И кайф мне напрочь обломил,
Сосед мой Баттерса прогнал,
После чего ко мне пристал,
И поимел меня сосед…
Во всём виновен Интернет!

И это всё, любимая супруга,
Шикарно всё, всё хо-ро-шо —
Пам-парам-пам-пам!

Эрик Картман тихонько опускает телефонную трубку, и, продолжая напевать себе под нос «Пам-парам-пам-пам!», на цыпочках удаляется.


@темы: стихи, южный парк

Комментарии
2010-01-14 в 16:23 

south_fics
Das Auge - für das Auge, den Zahn für den Zahn
Очень интересная идея переделок... Жаль я не всегда мог уловить, что именно за песня :(

URL
2010-01-16 в 13:56 

Cartmanez
Жаль я не всегда мог уловить, что именно за песня

А какие именно песни не угадались?

2010-01-19 в 21:44 

south_fics
Das Auge - für das Auge, den Zahn für den Zahn
Cartmanez ,
1
Вхожу, роняя то там, то здесь
Ошмётки гниющей плоти:
"Эй, кто тут главный по фильмам спец?
Меня на роль не возьмёте?" ...
2
Затянулся бурой тиной
В Сауз-Парке мой бассейн,
Я теперь, как Буратино,
Или как Саддам Хусейн…
3
Крэйг:
Драться нам с Твиком — последнее дело,
И с этим согласен любой.
Твик:
Но время идёт, кофейник пустеет,
И тянет на мордобой.
4
Мой папа был сегодня строг,
Не выпускает за порог,
Брожу по дому, как дурак,
Но мне покоя нет никак!
Ведь Эрик маме позвонил,
Опять её обматерил,
Но обвинят во всём меня…
И в зеркалах качнётся призрак – призрак ремня…
5
Алло, алло, мой муж, какие вести?
Давно я дома не была,
Уж целый час, как я в отъезде,
Ну как идут у вас дела?

URL
2010-01-20 в 13:18 

Cartmanez
1. Это пародия на песню из фильма "Генералы песчаных карьеров"
www.youtube.com/watch?v=OM2ik2OAo8Y

2. Это пародия на песню черепахи Тортилы из фильма "Приключения Буратино":
Затянулась бурой тиной
Гладь старинного пруда,
Ах, ведь была, как Буратино,
Я когда-то молода...
www.youtube.com/watch?v=dFngogKViAU

3. Это пародия на песню Машины Времени "Вагонные споры":
www.youtube.com/watch?v=GP22WwciX0U

4. Это пародия на песню Арии "Возьми мое сердце":
www.youtube.com/watch?v=THL6yWFf5-s

5. А это мега-известная песня Л.Утёсова "Всё хорошо, прекрасная маркиза":
www.youtube.com/watch?v=YundzZrgiik

:)

2010-01-20 в 14:33 

south_fics
Das Auge - für das Auge, den Zahn für den Zahn
Мерси.

URL
2013-11-07 в 04:08 

огромное спасибо! Ржал до слез.:hlop:[maRk]

URL
     

south_fics

главная